«Выкапывают цветмет»: новосибирский путешественник о заброшенных ангарах «Байконура»

Василий Волнухин Петр Маняхин 4.06.2019 14:31 | Общество 92
Фото: © Александр Мачульский

Путешественник из Новосибирска Александр Мачульский съездил на бывший космодром «Байконур». Он рассказал, в каком состоянии находятся заброшенные ангары советского шаттла «Буран» и почему невозможно охранять территорию от кражи цветного металла.

Космодром «Байконур» был основан 2 июня 1955 года. После развала СССР космодром стал собственностью Казахстана. В 1994 году Россия арендовала объект на 20 лет с последующей пролонгацией на 10 лет. В январе 2004 года было подписано новое соглашение об аренде до 2050 года.

«За аренду такого важного для страны объекта Москва платит Астане 115 млн долларов. Также из федерального бюджета России в бюджет города Байконура ежегодно осуществляется безвозмездное поступление», — пишет официальное издание Федерального собрания РФ.

Часть корпусов космодрома брошены. В 2018-м «Известия» со ссылкой на источники утверждали, что оставшихся на космодроме военнослужащих планируется заменить на гражданский персонал, но официально власти отрицали возможные сокращения. Новосибирский путешественник Александр Мачульский рассказал Тайге.инфо, как сейчас выглядит объект (фотографии публикуются с его разрешения).

Охрана была и патрули. Но мы шли ночью, со стороны степи, а космодром очень большой, объекты разбросаны. СДИ — стенд динамических испытаний, самое высокое здание «Байконура», его за 40 км видно с трассы. Там испытывали ракету носитель «Энергия» и «Буран». Говорят, когда ангар работал, за многие километры было слышно. Там сейчас макет «Энергии» стоит, можно забраться на крышу, открываются виды на степь и стартовые площадки. Это рядом с «гагаринским стартом», откуда Гагарин полетел.

Народ, кстати, нормальный работает, без агрессии и все по-доброму, даже уважительно. Но МВД с оружием были, там местные тащат кабели. Приезжают на джипах из степи, через рвы и все остальное, ничего не помогает. Выкапывают цветмет, все ночью, без фар, с системой ночного видения и сваливают обратно в степь. Иногда слезы наворачивались от масштаба разрухи.

Мы когда в милиции сидели, дали шаблон объяснительной, там в конце было «…и грузил цветной металл в кузов автомобиля, в чем раскаиваюсь». Чуть не подписал.

МЗК — монтажно-заправочный комплекс, огромный. Там стоят два «Бурана», один настоящий, который должен был во время первого полета до станции «Мир» пристыковаться в автоматическом режиме и вернуться. В него можно залезть и посидеть в кабине даже. Разорен сильно. Второй — макет для отработки предстартовых операций. Внутри бычки и дошираки, термозащиту всю растащили по домам, на сувениры что ли?

Разбиты даже иллюминаторы в кабине. Там стекло тройное сантиметра по два, как его расколотить можно — я даже и не знаю, да и зачем? Короче, ощущения двойственные. С одной стороны, место атмосферное. С другой — чудовищная ошибка, говорят, миллион человек был в программе задействован, ну, а в деньгах — никто и не знает, но какой-то огромный бюджет на все ушел. А полет был всего один, после чего все законсервировали, разграбили.

Если бы не традиционно сильные попытки «выслужиться перед начальством» и вся эта напыщенная секретность — это был бы [прекраснейший] музеище. Не тот «Буран», что с ковровой дорожкой стоит на официальных экскурсиях, а прям as is — это же рай для ценителей. Оно могло работать и приносить деньги. Когда вырос на [серии компьютерных игр] Fallout, [кинофильме] «Книге Илая» и прочем сибирском постапокалипсисе — Байконур самое оно.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора