ТУЧНЫЕ ГОДЫ ЗАКОНЧИЛИСЬ И УЖЕ НЕ ВЕРНУТСЯ

Валентин Катасонов 21.07.2020 17:37 | Экономика 73

Валютная выручка от российского экспорта углеводородов стремительно падает

Банк России и Федеральная Таможенная Служба РФ опубликовали данные о внешней торговле страны за первое полугодие 2020 года. Картина вырисовывается неутешительная, можно сказать, катастрофическая. На протяжении всех лет существования Российской Федерации ее торговый баланс всегда характеризовался значительным превышением экспорта над импортом, т.е. большим положительным сальдо.

В истекшем десятилетии, как правило, превышение экспорта над импортом товаров составляло не менее 1,5 раз. Так, в 2010 году превышение было равно 1,60; в 2016 году — 1,53; в 2018 году — 1,78; в 2019 году — 1,65. Абсолютные величины положительного сальдо внешней торговли в истекшем десятилетии имели следующие значения (млрд. долл.): 2010 г. — 147,0; 2011 г. — 196,9; 2012 г. — 191,7; 2013 г. — 180,6; 2014 г.- 188,9; 2015 г.- 148,4; 2016 г. — 90,2; 2017 г. — 114,6; 2018 г. — 195,1; 2019 г. — 165,3. Как видим, в отдельные годы положительное сальдо приближалось к планке в 200 млрд долл., что в расчете на квартал было почти равно 50 млрд долл.

Наиболее неблагополучным был 2016 год, когда товарный экспорт достиг минимального объема — 281,7 млрд долл. (для сравнения в период 2011—2013 гг. ежегодный товарный экспорт превышал 500 млрд долл.). Положительное сальдо в 2016 году, как отмечено выше, опустилось ниже планки 100 млрд долл. В последующие три года (2017−2019 гг.) происходило наращивание товарного экспорта и положительного сальдо по внешней торговле. Но, кажется, 2020 год может оказаться намного более обвальным, чем 2016 год. А 2019 год был последним из разряда сравнительно «благополучных».

Если первый квартал текущего года имел относительно приличные показатели торгового баланса, то второй квартал для многих оказался шоком. Произошло резкое сокращение положительного сальдо внешней торговли. Если в 1 кв. оно было равно 31,9 млрд долл., то во 2 кв. оно сократилось до 14,3 млрд долл. На квартальной основе такого низкого значения не было за все десятилетие 2010−2019 гг. Даже в неблагополучном 2016 году во 2 кв. сальдо было равно 22,3 млрд долл., а рекордно низкого значения сальдо достигло в 3 квартале того года — 18,4 млрд долл. Таким образом, в истекшем 2 квартале 2020 года был достигнут антирекорд десятилетия. Резкое сокращение положительного сальдо произошло не по причине увеличения импорта (он существенно не изменился во 2 квартале), а за счет обвального сокращения экспорта (см. табл. 1).

21-3-2

Источник: данные Банка России.

Итак, мы видим, что валютная выручка от экспорта «черного золота» и природного газа во 2 кв. 2020 года упала ровно вдвое по сравнению с 1 кв. По сравнению со 2 кв. 2019 года падение было еще более значительным. Особенно по природному газу. Падение валютной выручки от поставок нефтепродуктов также было резким (более чем на 40%). Еще хорошо, что шоковое сокращение валютной выручки было смягчено тем, что по прочим товарам заметного падения не произошло.

Итак, за полгода положительное сальдо по внешней торговле составило всего 46,2 млрд долл. Если экстраполировать эту величину на весь год, то получается 92,4 млрд долл. Сопоставимо с минимальным значением неблагополучного 2016 года. Но такая экстраполяция не корректна. Ибо, скорее всего, 3 и 4 кварталы 2020 года будут сопоставимы со 2 кварталом. Почему?

— Потому, что спрос на углеводороды, составлявшие традиционно основную часть российского экспорта, на мировом рынке будет низким. А низким он будет по той причине, что мировой экономический кризис, спровоцированный пандемией коронавируса, будет продолжаться. Даже Всемирный банк и Международный валютный фонд не обещают в своих прогнозах восстановление мировой экономики ранее 2023−24 гг. По экспортным поставкам «голубого топлива» «Газпромом» ситуация во второй половине текущего года может еще более усугубиться. Тут кроме фактора вирусно-экономического кризиса еще добавляется фактор экономических санкций, который осложняет планы «Газпрома» (блокировка проекта трубопровода «Северный поток» и др.). Эта тема отдельного разговора.

Сейчас хотел бы остановиться на такой статье российского экспорта, как сырая нефть. Здесь помимо фактора мирового кризиса не менее важным является фактор соглашения ОПЕК+. Я уже писал на эту тему. Напомню, что в 2016 году Россия присоединилась к организации ОПЕК, представляющую собой группу ведущих производителей и экспортеров «черного золота», которую иногда называют «нефтяным картелем». По той причине, что они договариваются о квотах добычи и экспорта нефти для того, чтобы поддерживать нужный им уровень цен на рынке «черного золота». Ведущей страной в ОПЕК является Саудовская Аравия, которая, как мне представляется, действует не только в собственных интересах, но также в интересах США, которые уже на протяжении многих десятилетий плотно «курируют» это арабское государство. Эр-Рияд является столпом Вашингтона на Ближнем и Среднем Востоке и проводником нефтяных интересов США.

ОПЕК+ — расширенная группа стран производителей и экспортеров «черного золота» (всего 23 государства), включающая помимо стран-членов ОПЕК другие страны, которые заключают временные соглашения с «нефтяным картелем». Россия — главная страна из таких «ассоциированных» членов. Поддержание весьма высоких цен на «черное золото» нужно не только Эр-Рияду, но также Америке, которая пытается производить так называемую «сланцевую нефть», но издержки производства достаточно высоки. Производство ее требует цен порядка 80 долларов за баррель. Кроме того, периодические сокращения добычи и экспорта на основе регулярно возобновляемых соглашений в рамках ОПЕК+ предполагает освобождение участниками соглашений ниш на рынке нефти, которые захватывают американские и иные экспортеры. С моей точки зрения, заключение Россией соглашения с ОПЕК и пролонгирование ее членства в ОПЕК+ является ошибкой.

В марте этого года Россия отказалась пролонгировать свои отношения с ОПЕК, которые предусматривали серьезные сокращения добычи и экспорта «черного золота». Саудовская Аравия, поддерживаемая Вашингтоном, начала самую настоящую нефтяную войну, резко наращивая поставки «черного золота» на мировой рынок и обваливая цены до рекордно низких значений. Россия стала нести серьезные ущербы, не выдержала и в апреле была вынуждена сесть за стол переговоров и заключить соглашение в рамках ОПЕК+.

Апрельскую сделку по стабилизации нефтяного рынка вице-президент ЛУКОЙЛа Леонид Федун сравнил с унизительным Брестским миром 1918 года. Условия действительно унизительные и разорительные: Россия согласилась сократить добычу нефти на 2,7 млн баррелей в сутки — больше, чем Саудовская Аравия и любая из стран ОПЕК. К маю Россию обязали снизить добычу с 11,2 до 8,5 млн баррелей в сутки — минимума с 2002 года.

23 государства, подписавших соглашение, обязались в общей сложности убрать с рынка почти 10% мировой добычи (9,7 млн баррелей в сутки). Даже если соглашение будет выполнено в полном объеме (его действие предусмотрено до апреля следующего года), то вряд ли удастся добиться существенного повышения цен. Дело в том, что вирусно-экономический кризис опережает соглашение: спрос на «черное золото», по оценкам экспертов, упадет в большей мере, нежели запланированное соглашением сокращение добычи. А кроме того, дисбаланс на мировом рынке нефти усиливают страны, которые не являются участниками соглашения ОПЕК+. Правда, Америка своим статусом «аутсайдера» (ее приглашали в ОПЕК+, но она отказалась) воспользоваться не может. Добыча в США продолжает падать в силу того, что нынешние цены не покрывают издержек по добыче нефти на многих месторождениях, особенно если речь идет о сланцевой нефти. Трамп в настоящее время предпринимает титанические усилия для того, чтобы поддержать американскую нефтедобычу. Банки Уолл-стрит, правда, на призыв Трампа помочь отрасли кредитами не откликнулись. Сейчас президент ищет возможности в нарушение правил ВТО оказывать нефтедобывающим компаниям страны финансовую помощь напрямую из государственного бюджета. Трамп рассчитывает, что во второй половине года падение нефтедобычи в стране прекратится и начнется ее рост.

А вот Норвегия, например, своим статусом «аутсайдера» пользуется. Норвегия увеличит добычу на 300 тысяч баррелей в сутки в этом году и еще 150 тысяч — в следующем. Бразилия, которая также отказалась присоединиться к соглашению, добавит на рынок 470 тысяч баррелей в сутки новых поставок суммарно за два года.

Последние прогнозы показывают, что с учетом упомянутых факторов средняя цена на марку нефти «Brent» в 2021 году может составить 40−45 долларов за баррель. Конечно, совсем не «жирно». Такие (или почти такие) цены были в 2016 году, когда, как я отмечал выше, состояние торгового баланса России было наихудшим за десятилетие. Вот какой была выручка от экспорта нефти в 2016 году по кварталам (млрд. долл.): 1 кв. — 14,1; 2 кв. — 18,8; 3 кв. — 19,3; 4 кв. — 21,5. А во втором квартале 2020 года (когда, замечу уже в мае-июне действовало в полном объеме последнее соглашение ОПЕК+) выручка от экспорта составила лишь 12,8 млрд долл. Не следует уповать на то, что соглашение ОПЕК+ поможет мировому рынку нефти и России. Боюсь, что по экспорту нефти за весь 2020 год Россия может установить «антирекорд», т.е. он может оказаться ниже уровня неблагополучного 2016 года (тогда экспорт нефти составил лишь 90,2 млрд долл.)

Более того, России нынешнее соглашение ОПЕК+ в долгосрочной перспективе навредит и очень сильно. Во-первых, это потеря части мирового рынка, которая будет занята «аутсайдерами». Во-вторых, что еще более серьезно, произойдет падение объемов добычи «черного золота». Дело в том, что большинство месторождений в нашей стране были запущены в эксплуатацию еще в СССР. Дебет многих скважин очень низкий, если добычу остановить, потом скважину перезапустить будет сложно или даже невозможно. Это как доменная печь, которую нельзя останавливать. Об этом предупреждают как отечественные, так и зарубежные эксперты. «Пострадают в основном участки Поволжья, часть довольно выработанных месторождений Западной Сибири», — указывает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. В первую очередь, имеется в виду гигантское месторождение Самотлор, когда-то славившееся низкими издержками добычи. Оно было важнейшим источником валютных поступлений в СССР с 1970-х гг. Но как говорится, все хорошее когда-то кончается. Крупных месторождений в постсоветскую эпоху открыто не было. Живем на наследии советского времени и доедаем последние крохи.

Об этой особенности российской нефтедобычи хорошо знают и конкуренты России. Вот как комментирует сложившуюся в российской нефтедобыче ситуацию главный сырьевой стратег Goldman Sachs Джефф Карри: «Если остановить работу, возобновить ее будет невозможно. Старым нефтяным месторождениям грозит закрытие». Об этой ситуации знают, безусловно, и в ОПЕК. Эксперты Саудовской Аравии считают, что Россия может безвозвратно потерять порядка 10% от общей нефтедобычи (11,2 млн баррелей в день) и около 23% экспорта. Видимо, для того Россию и заманивали в ОПЕК+.

Возвращаясь к теме торгового баланса России, еще раз подчеркну, что время «тучных годов», когда страна могла жить за счет природной ренты, закончились. Но к жизни в новых условиях власть не готова. Со стороны правительства я не только не слышу внятных предложений о том, как нам жить в пост-углеродной экономике, но даже внятной констатации, что «тучные годы» уже закончились.

Фото: Александр Демьянчук/ТАСС

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю