Советский дипломат: Горбачев продал ГДР Колю по совету жены

eadaily.com 11.11.2019 22:38 | Общество 161

Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачёв продал ГДР канцлеру ФРГ Гельмуту Колю по совету жены Раисы. Об этом спустя 30 лет после падения Берлинской стены французский писатель и бывший советский дипломат Владимир Федоровский рассказал в эфире радиостанции Europe 1.

По его словам, в кулуарах Кремля речь о падении стены заходила уже весной 1989 года.

Владимир Федоровский. Иллюстрация: wikimedia.org.

«В начале года КГБ начинает слать депеши о том, что, если все будет продолжаться, ГДР и Варшавскому договору придёт конец», — вспоминает экс-приближённый Михаила Горбачёва.

В СССР тогда существовало два лагеря, выступавших за различные варианты решения проблемы, напомнил Федоровский. Первый представляли сотрудники КГБ и военные, настаивавшие на военной интервенции в ГДР, второй — советник Горбачёва Александр Яковлев и глава МИД СССР Эдуард Шеварднадзе. Между представителями обоих лагерей велись яростные споры, арбитром в которых выступал генсек.

Как подчёркивает экс-дипломат, Запад в этот период вёл себя крайне нерешительно: президент Франции Франсуа Миттеран не требовал объединения Германии, а премьер-министр Великобритании Маргарет Тетчер направляла телеграммы Горбачёву. Их беспокойством, по словам Федоровского, пользовалось КГБ.

По признанию писателя, всё решилось после того, как Яковлеву пришла в голову «гениальная идея» изложить своё видение проблемы жене генсека Раисе Горбачёвой.

«Яковлев сказал: „Если мы введём войска, мы станем заложниками КГБ и перестройке придёт конец“, а Раиса продолжила его мысль в приватной обстановке. Наутро вернулся Горбачёв. Войска решено не вводить», — так описывает процесс принятия решения Федоровский.

По словам соратника Горбачёва, позднее, в июне 1989 года, генсек отправился в Бонн «и просто-напросто продал ГДР Гельмуту Колю». Всё произошло во время официального ужина, сдобренного большим количеством спиртного.

«Горбачёв, как и Саркози, не переносит алкоголь, в то время как Коль уже выпил свои две бутылки вина, — рассказывает писатель. — Коль выходит (он был с Горбачёвым на „ты“) и говорит: „Михаил, знаешь, объединение Германии, оно, как Рейн, — это поток, который не остановить“. В этот момент он замолкает и произносит судьбоносную фразу: „К тому же, мы готовы заплатить“. За этим последовало минутное молчание, после которого Горбачёв расставил точки над „i“, спросив: „Сколько?“».

Так, по словам Федоровского, прозвучал сигнал к объединению Германии.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора