С вещами на выход. Как МИД вводит в заблуждение родственников журналистов, погибших в ЦАР

Ирина Гордиенко 19.10.2019 9:27 | Общество 48

МИД России закидывает гневными письмами редакцию «Новой газеты» уже три месяца. От нас требуют официального опровержения. Бурное возмущение дипломатов вызвала единственная фраза в статье от 31 июля 2019 года «Они подавали убийство», посвященной расстрелу Орхана Джемаля, Кирилла Радченко и Александра Расторгуева в ЦАР. На сайте статья была опубликована 30 июля, и речь в ней шла о возможной причастности конкретных людей, связанных со структурами бизнесмена Евгения Пригожина, к убийству, а также о том, что российское следствие за год никуда не продвинулось. «Даже личные вещи погибших, которые хранятся в посольстве РФ в ЦАР, до сих пор не могут переправить в Москву. Ни Следственный комитет, ни МИД, ни Минобороны России не делают этого», — говорилось в публикации.

В своих письмах в редакцию заместители директора департамента информации и печати МИД Марии Захаровой утверждают, что «на момент публикации статьи — 31 июля — личные вещи погибших журналистов из ЦАР были отправлены». На этом основании чиновники требуют поправить текст на сайте газеты и опубликовать опровержение. Причем это свое желание демонстрируют с завидной настойчивостью — отправляя одно письмо за другим и обрывая телефоны редакции. Наши, весьма корректные, ответы, что мы оперируем только теми фактами, которыми располагаем, министерство не устраивает. Потому отвечаем публично.

Я, Ирина Гордиенко, — журналист «Новой газеты», автор вышеупомянутой публикации, а также — потерпевшая по данному уголовному делу.

О претензиях МИД России имею сообщить следующее.

В своей статье я действительно упомянула о том, что личные вещи погибших до сих пор находятся в посольстве РФ в ЦАР.

Сделала я это на основании информации, полученной от следователя Игоря Золотова, который мне на личном приеме в присутствии адвокатов сообщил о том, что вещи погибших — три чемодана — с марта этого года хранятся в посольстве. «Однако возможности переправить их в Москву нет.

Дипломатической почтой — невозможно: МИД РФ в этом вопросе помогать отказывается, у СК нет средств; даже Минобороны отказалось помочь, ссылаясь на то, что их самолеты «туда не летают».

Об этом походе к следователю и о своем разговоре с ним я и сообщила читателям в статье «Ни стыда, ни следствия» еще 17 июля. То есть за две недели до статьи «Они подавали убийство».

Однако МИД России к публикации остался равнодушным, а задела их следующая публикация. Причем настолько глубоко задела, что на следующий день на своей странице в фейсбуке официальный представитель МИД России Мария Захарова опубликовала совершенно оскорбительный пост. Цитирую:

«Новая газета» сегодня написала «личные вещи погибших (убитые в Центральной Африканской Республике российские журналисты), которые хранятся в посольстве РФ в ЦАР, до сих пор не могут переправить в Москву. Ни Следственный комитет, ни МИД, ни Минобороны не делают этого».

Это пример очередного вранья, столь характерного для освещения данной темы. Не вдаваясь в детали следственного процесса и не разбирая эти 2 предложения, в которых информация изложена не в фактологическом ключе, а в качестве способа манипуляции мнением и инструмента пропаганды, скажу только одно: личные вещи убитых журналистов направлены из ЦАР в Москву. Перед подготовкой материала газета в МИД не обращалась. Иначе бы ей стали известны факты. Но выбор был сделан в пользу фейка».

Скриншот Facebook

Родственники убитых журналистов были шокированы столь изощренным дипломатическим языком и даже пытались объяснить это в комментариях к посту. Однако Мария Владимировна их игнорировала. Я же ответила Захаровой на своей странице, указав, что немного разбираюсь в «деталях следственного процесса», так как являюсь потерпевшей. Сообщила о том, что пишу со слов следователя. И спросила, почему же Захарова возмутилась только 31 числа, а не 17 июля, когда я впервые обнародовала факты бездействия МИД России.

Однако и мое сообщение представитель МИД оставила без ответа. Вместо этого редакцию атаковали ее заместители, требуя не уточнения, не права на ответ, а сразу — опровержения.

Итак, еще раз. Информацию о том, что вещи хранятся в посольстве РФ в ЦАР, я опубликовала 17 июля на основании сведений, полученных от следователя Золотова, сказанных лично мне и при свидетелях. МИД России молчал. Никак не отреагировало министерство и на публикацию на сайте РБК от 29 июля 2019 года. В заметке под названием «Расследование убийства российских журналистов в ЦАР: что выяснили за год» говорится: «Личные вещи убитых россиян уже несколько месяцев хранятся в посольстве России в Банги, — рассказал РБК пресс-атташе дипмиссии Виктор Токмаков. — Пока отправить их в Москву, по его словам, не получается по «финансово-техническим причинам». Зато после моей публикации госпожа Захарова публично оскорбила меня, обвинив во вранье и манипуляции общественным мнением.

Уважаемая Мария Владимировна, я бы и рада опубликовать опровержение, но, к сожалению, документами о том, что 30 июля вещи были отправлены из Банги и доставлены в Москву, не обладаю. В своих письмах ваши заместители тоже отказываются назвать дату отправки, хотя мы просили, писали: «Будем признательны…»  —  «А мы не обязаны», — говорят они.

Газета точно так же не обязана публиковать опровержение, не имея на руках фактов, кроме тех, что представлены следствием.

Еще мне хотелось бы узнать у госпожи Захаровой, действительно ли вещи были отправлены в Москву до 17 июля? Возможно ли ознакомиться с каким-либо документом, где указывается точная дата отправки? С какого числа и месяца вещи погибших находились в посольстве РФ в Банги? Если верить следователю — с марта этого года, то есть прошло 4 месяца. Почему так долго? И, наконец, почему МИД России вместо того, чтобы сотрудничать с родственниками погибших, занимается крючкотворством и публичными оскорблениями?

Впрочем, все это — публицистика. Я хочу понять: какие именно вещи привезли в Москву? Те, что остались в гостинице, или те, которые были на наших родных в момент убийства. Последнее дает возможность проведения полноценной баллистической экспертизы. Следователь Шараев, который после летних публикаций в «Новой» забрал себе уголовное дело, на вопросы не отвечает — требует записаться на прием через приемную.

Никогда с потерпевшими так себя не вели…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора