О справедливости в государстве и остановке дерибана страны

Волк В.В. Русранд 24.09.2020 19:50 | Политика 43

На одном из сетевых ресурсов Центра Сулакшина зацепил вопрос в комментариях, который был задан профессору Степану Сулакшину Эркином Таджибаевым. Понятное дело, что Степан Степанович физически не может вести просветительскую деятельность и при этом перечитывать все поступающие комментарии и вопросы, так как их сотни и тысячи. Поэтому взял инициативу на себя, исходя из своего понимания сути Программы Сулакшина.

Таджибаев с неким лёгким налётом сарказма пишет: «Я тоже задам вопрос С. С. Сулакшину, а он пусть свои научные знания поднапрягет и даст ответ, как остановить дерибан страны, на который он так сетует. Вопрос: Разделение труда порождает неравенство, общество вследствие естественных причин делится на господ и рабов, как решить эту проблему — ПРОБЛЕМУ РАЗДЕЛЕНИЯ? Такой вот простой вопрос. Хотя я знаю, что он не даст ответ на этот вопрос мне. С.Степанович, мне не надо, я знаю как, ответ дайте людям которые вас читают ответ. Что бы люди поняли, как остановить дерибан страны как вы его называете».

В этом вопросе одновременно содержится сразу три.

Первый: как решить проблему разделения труда?

Второй: как остановить дерибан страны?

Третий это вопрос о справедливом устроении общества. Он читается между строк.

Проблему разделения труда, которая в конечном итоге ведёт к неравенству, пытались решить многие теоретики и практики мира. В том числе советские, по большей части считавшие, что проблема разделения труда решится сама собой уничтожением частной собственности, якобы по Карлу Марксу.

Но Маркс не призывал уничтожать частную собственность, искореняя её быстро и под корень. Возможно, апологеты русского марксизма неправильно перевели классика или не поняли его относительно прав собственности. Маркс говорил о снятии, а не об уничтожении. То есть о её переводе с господствующих позиций в государстве (как сейчас в России) на второстепенный.

К слову говоря, на таких же позициях строится и фундамент Программы Сулакшина, но применительно к современным экономико-политическим условиям в РФ. Если проще, не частник должен управлять государством, как в нынешней приватизированной путинской группировкой России, а государство частником. И диктовать частнику такие условия, при которых он не имеет возможности уклониться от выполнения социальных задач государства.

Каких, например? Установления обязательного восьмичасового рабочего дня для сотрудников, пятидневки, предоставления оплачиваемых отпусков и больничных, обязательного оздоровления наёмных работников в специальных лечебно-профилактических учреждениях, в том числе и создавать их за счёт средств предприятий, создания условий для образовательного, культурного и спортивного развития трудящихся, досуга, уплаты всех видов налогов при прогрессивной шкале налогообложения. То есть чем больше доход, тем выше налог (это то, от чего отказывается путинская группировка).

Так уж вышло, что в советский период средствами пропаганды в массовое сознание было внедрено понимание собственности лишь как принадлежности имущества кому-либо, а частная собственность понималась лишь как принадлежность средств производства частным лицам. И ныне такое упрощенное понимание собственности является наиболее распространенным, и не только среди товарищей левых взглядов. Между тем уходит в фон такой важный момент, что любое право собственности регулируется законодательно в части понятий владения ею, пользования и распоряжения. Во главе этого регулирования стоит Государство. Данное упущение, как представляется, и привело многих сторонников марксисткой теории к выводам, что стоит только классу пролетариата взять в стране власть, отнять все заводы, газеты, пароходы и передать их в общенародную собственность, так сразу возникает изобилие общественной справедливости и все капиталистические экономические категории исчезают сами по себе.

Некоторые левые до сих пор заняты поиском частной собственности и капиталистов при советском социализме. Откуда в СССР вдруг появились буржуины, из какого класса они вылезли, из какой прослойки — из партноменклатуры или из уголовного мира, из хозяйствующих руководителей или вообще прилетели с Марса? И чаще всего приходят к выводу, что частная собственность — она в общем-то никуда не девается при социализме, она свойственна в человеческой деятельности и начальнику, и рабочему, и профессору, и продавцу. Как, впрочем, и разделение труда.

На одном из Интернет-ресурсов, принадлежащих коммунистическому «Рот-Фронту», читал статью о том, как преодолеть разделение труда и имущественное и социальное расслоение. Готовых рецептов, конечно, никто не предоставил, в основном — околонаучные публицистические витийствования на заданную тему. Но вот вывод, к которому приходит автор: всё в конечном итоге зависит от человека, требуется его непосредственное систематическое участие во всех производственных и общественных процессах и государственном регулировании. То есть за справедливость необходимо бороться постоянно, не уповая на деятельность специально назначенных или выбранных освобождённых функционеров. И это в целом верно.

Но что такое справедливость? Ответ на этот вопрос искали многие умы человечества на протяжении тысячелетий. Учёные Центра Сулакшина посвятили этому поиску целый коллективный труд «Государство справедливости — праведное государство (от теории к проекту)».

В нём, в частности, пытливый искатель найдёт немало интересного в части определений справедливости. Но главное, о чём говорит эта книга, что простыми юридическими механическими и сиюминутными решениями добиться справедливости невозможно. Как достаточно сложно сделать справедливым какое-то отдельно взятое общество в противоположном по устроению мире.

Это, во-первых, процесс, причём процесс длительный, можно сказать, постоянный. Во-вторых, он имеет глобальный характер. В-третьих, без непосредственного и прямого участия государства он невозможен в принципе. Поскольку именно государство берет на себя функцию социальной ответственности перед гражданами, от уровня его государственных расходов зависит, реализуется ли принцип справедливости во всех сферах.

Концепт справедливости может быть реализован лишь в мировом и межгосударственном измерении, так как имеет следующие составляющие: он реализуется не только в сфере распределения общего блага, но и охватывает все сферы межгосударственного устройства — политики, права, вопросов войны, экономики, экологии, гуманитарной сферы; он предусматривает, что справедливость должна быть реализована как в отношении развивающихся государств, так и в отношении развитых; он предполагает, что моральная ответственность развитых государств реализуется как через рост воздаваемого развивающимся странам, так и через сокращение ожидаемого, т. е. сокращение потребительства и отказа от модели потребительской экономики; помощь развивающимся государствам должна носить альтруистический характер, а не осуществляться на основе взаимовыгоды или исходя из рациональных интересов государств.

Например, помощь в создании рабочих мест не должна быть платой за вывоз ресурсов и обеднение; справедливость должна быть реализована всем мировым сообществом, а не отдельными его представителями. Нужно подчеркнуть, что данный концепт, а именно преодоления неравенства и достижения максимальной справедливости, подробно описан в другой работе Центра Сулакшина «Превосходство, присвоение, неравенство» «Превосходство, присвоение, неравенство».

В ней, в частности, говорится, что политически и экономически доминирующие в современной миросистеме страны «золотого миллиарда» составляют лишь около 15% численности населения Земли. Но при этом на них приходится более 75% мирового потребления. Налицо разительный диспаритет. Но у России есть ресурсы и возможности для выдвижения альтернативной модели развития, о чём свидетельствует опыт Советского Союза, проект которого и реализовывался прежде всего как альтернатива миру неравенства.

Это был величайший замысел переустройства мира на началах социальной эгалитарности. Но задача подразумевала преобразование всей системы жизнеустройства, что требовало создать особый тип человека, воспринимающего «другого» не через призму отношений господства-подчинения, а через реализацию императива всеобщего равенства и братства. Во многих своих проявлениях этот замысел получил практическое воплощение. Альтернативность советского проекта западному, капиталистическому, проявлялась прежде всего в отказе от традиционной метропольно-колониальной модели отношений центр-периферия.

Нужно подчеркнуть, что появление Советского государства во многом способствовало крушению мировой колониальной системы. Оно подтолкнуло многие государства мира к социализации государственных устройств, к повышению стандартов образования, науки, медицины, социальной защиты, пенсионного обеспечения и т. д.

Не является секретом, что социалистический опыт СССР внимательно изучался и частично перенимался такими на сегодня наиболее развитыми государствами, как Швеция, Норвегия, Финляндия, Дания, Китай. Которые, в свою очередь, сейчас могли бы быть примером уже для нас.

В период существования СССР восточноевропейские страны устойчиво сокращали свое отставание от Запада. Надлом произошёл уже при крушении мировой социалистической системы. После этого неравенство в уровне жизни между Западной и Восточной Европой начало заметно возрастать. С момента «бархатных революций» минуло почти 30 лет, а диспропорции в социальном положении Запада и Востока Европы только усиливаются.

Следовательно, в интересах человечества — сформулировать иные интеграционные принципы миростроительства. Необходимо выдвижение альтернативной модели мирового развития. Это то, что предлагает программа Сулакшина — сделать Россию локомотивом мировых перемен, вернуть Россию в мировую политику на правах лидера, а не заштатной региональной полуколонии — эдакой «Верхней Вольты с ракетами».

Традиционно русские привержены к коллективизму, что выражаемая в категориях «общинности», «соборности», «коммунизма», «коммунитаризма», «солидаризма. Наличие коллективистского ориентира предполагало, в свою очередь, представление о равенстве людей. Если люди не равны, то никакая общинность была бы невозможна. Идеал коллективизма переносился и вовне — в модель всеединого человечества. Отсюда совершенно особый интеграционный тип российского имперостроительства, оппонирующий типу западных, основанных на отношениях господство-подчинение колониальных империй.

Способная ли правящая группировка РФ сегодня выйти к миру с таким проектом государства справедливости? Не способна. Потому как тогда придётся ломать всю ту модель государства, которую тридцать лет выстраивали и затачивали для обогащения тотального меньшинства за счёт обеднения и вымирания большинства. Путинская власть, по сути, рассматривает Россию как некий магазин, который должен конкурировать за мировые рынки, не предлагая никаких глобальных альтернатив и вариантов иного, нематериального взаимодействия.

Главным, как признавались впоследствии многие реформаторы, было не достижение экономической эффективности, а вытравливание в обществе духа советскости. Однако народ в ментальных основаниях своего бытия оказался малореформируемым. Тем более под натиском инокультурного, малоестественного давления. Цивилизационные корни народа так быстро не деформируются. И тогда новый вывод элиты был сделан о том, что «быдло» — это не продукт советской системы, а имманентное антропологическое состояние народа.

Соответственно, ни о какой демократии как власти большинства, реализуемой через принцип «один человек — один голос», речи быть не может. Как же быдлу отдавать право на формирование власти, на государственные реконструкции, на идеи и идеологию? Выборы превратились в соревнование денег и административного ресурса. Уровень фальсификации результатов голосования стал достигать десятков процентов. Демократизация превратилась не более чем в лозунг.

«Современная Россия опережающими темпами воспроизводит внутри себя модель мирового регионального неравенства. Интеграция в систему «международного сообщества» на деле ведет к перераспределению российских территорий по соответствующим уровням благополучия, фактического принятия «многоэтажности». Москва — аналог «золотого миллиарда», — констатируют учёные Центра Сулакшина.

Государственное чиновничество высшего звена само включено в состав «нового класса», чьи претензии оно должно сдерживать. Получается, что элита объявляет войну самой себе. Абсурдность такой ситуации приводит к заключению о манипуляционном, осуществляемом в качестве идеологического прикрытия характере борьбы современных квазисуверенных государств с олигархатом и транснациональными корпорациями.

До сознания каждого трудового человека должно быть доведено то, что современная модель мироустройства обрекает его на легитимизацию статуса антропологической второсортности. Нет, конечно же, Путин и компания иногда что-то предлагают миру. Можно вспомнить ту же Мюнхенскую речь. Но предлагать — это значит показывать миру и конкретный пример. Это значит, что все должны увидеть Россию справедливым и нравственным государством, где работают механизмы гарантий этой справедливости и защиты от возможных деформаций. Причём механизмы, узаконенные на конституционном уровне. Однако что творят кремлёвские сидельцы с основным Законом? Разве они взяли за основу научный макет Конституции Центра Сулакшина, где упомянутые механизмы выписаны от первой до последней страницы с выводом на доктринальные и законодательные решения? Нет! Поправки к Конституции решали совершенно иные задачи, причём преимущественно связанные с укреплением и продлением полномочий правящей верхушки.

Вот, например, что буквально на днях сказал президент Путин, поясняя сенаторам (Сената нет, зато всё как у американцев) суть и смысл принятых поправок к Конституции РФ (а за что же тогда сенаторы голосовали весной?): «Суть, смысл конституционных новаций состоит в том, чтобы на десятилетия вперед зафиксировать фундаментальные основы устойчивого развития страны. Это историческая преемственность, моральные ценности, это надежные социальные гарантии, повышение роли гражданского общества. Наконец, это укрепление и совершенствование баланса, равновесия между всеми ветвями власти при сохранении России как сильной президентской республики». Ничего нового. Всё это говорил Путин и при старом варианте Конституции, все 20 лет у власти.

Таким образом, мы приходим к выводу, что основным субъектом реализации нового проекта должен быть определенный геополитический центр. Таковым в свое время являлся СССР. Сейчас это может быть Россия. Но, естественно, без Путина и вооружённая новым идеологическим проектом справедливости. Она должна взять на себя миссию выстраивания вокруг себя, как центра кристаллизации, альтернативной миросистемы. Со временем к нему присоединятся иные геополитические субъекты, национальные государства, интересы которых подавляются в рамках однополярного мироустройства.

Реализация справедливости требует появления справедливости в качестве главного движущего принципа государственного управления в границах хотя бы одного государства, формирования международной идеологической повестки такого государства на мировой арене. Страны Запада с их идеологией либерализма, направленной на извлечение прибыли, не могут выступить с подобной внешнеполитической повесткой. Советского Союза и его мирового проекта больше нет. Но Россия осталась, остались ее цивилизационные основания, еще не до конца вытравленные либерализмом, ее народ, в котором сильна потребность в справедливости. Поэтому перед страной стоит важная и ответственная миссия распространения социальной справедливости через конструирование Российского мирового проекта.

Итак, основная ответственность за реализацию принципа справедливости возлагается на государство. Именно государство закрепляет принцип справедливости в конституции как основополагающем документе, а также через бюджетно-налоговую систему. Государство устанавливает налоговую систему, при которой состоятельные слои населения вносят больший вклад в заботу о социально незащищенных гражданах, реализует распределительную функцию через бюджетную систему.

Здесь нет ничего неординарного — модель упомянутого выше скандинавского благосостояния предусматривает значительный объем поддержки именно через государственное распределение. Около 70% государственных доходов Швеция вкладывает в развитие человека. При этом производственная компонента отлажена таким образом, что объем инвестиций находится на уровне, достаточном для поддержания промышленного производства и устойчивых темпов роста. Макробаланс Швеции на сегодня является наиболее справедливым по параметру распределения благ среди производителей национального богатства страны.

Это может только лишний раз доказывать, что справедливость в государственном измерении является мировым трендом, поэтому и перспективе (возможно, в ближайшей) переход России к государству справедливости неизбежен. Всё зависит от воли народа. Государство выступит инструментом реализации справедливости. Категория справедливости эволюционирует. В первую очередь она уже будет связана не столько с ожиданиями от государства, сколько с тем, что сам человек не сможет поступать иначе как справедливо.

Понятие справедливости как рост воздаваемого в нематериальном аспекте будет упразднено, поскольку человеку уже не будет требоваться признание и знаки отличия, это будет восприниматься проявлением эгоизма, в то время как общество справедливости будет существовать за счет того, что человек научится безусловной любви. Ожидается, что государство справедливости станет новой формацией, распространенной во всем мире, однако переход к нему будет осуществляться последовательно, но в конечном итоге как рабовладельческое государство сменилось правовым, последнее в свою очередь социальным, так и социальное государство сменится государством нравственным, а затем и справедливым.

Государство справедливости — это закономерный этап эволюции государства, к которому подведет сам ход истории человечества по восходящей лестнице ценностного развития. Справедливость в этом контексте воспринимается как воплощаемый на практике людьми нравственный императив, а его государство транслирует уже через свои институты. Что мешает России совершить такой стремительный переход? Это идеология правящего режима, коей является социал-дарвинизм и либерализм, переходящие в фашизм, которые генерируют упомянутые негативные качества населения в целом и конкретного человека, в частности. Преодолеть этот фактор возможно только сменой политического режима и его конституции. Сменой властной группировки. В новой конституции государственная идеология должна быть введена явным образом, и должны быть установлены ее основы в виде института «высших ценностей» Российского государства.

Идеологию в стране формируют: образование, пропаганда, воспитание, образование, культура, СМИ, религии. Учебники и кинофильмы, образовательные программы и госзаказ на продукцию информации и культуры, песни и пантеон национальных героев, история и искусство, теле и рекламная продукция. Все эти институты и механизмы могут и должны быть целеположены и управляться государством.

Речь не о казарменном управлении. У государства достаточно иных мотиваторов. Все они должны быть направлены на воспитание, перевоспитание, перепрограммирование, выращивание гражданина нашей страны в ином духе, в иной ментальной атмосфере. Не стяжатель, бездуховный скряга, потребитель и полуживотное, а созидатель, культурный, образованный, гуманный, патриотичный человек. В государстве справедливости государство и общество формируют человека нравственного, человека истинного.

Будет ли в таком обществе вообще возможен дерибан страны, о котором спрашивает Эркин Таджибаев. Нет, потому как в стране, в умах её граждан будут работать совершенно иные принципы и идеи. Которые будут иметь распространение вне государства, станут предметом подражания и гордости, ведь справедливое государство подразумевает повышение его успешности, узнаваемости во всём мире.

Для этого нам всем необходимо проделать колоссальную работу. От просветительства, организации, смены правящего режима, конституционного устроения страны до развития принципов нравственного государства, государства социального, демократического, трудового как антитезы паразитарному, правового, гарантий прав и свобод человека, демократических институтов, оппозиции, свободы слова, политической конкуренции, внедрения механизмов гарантий от мутаций конституционного устроения.

Собственно, вот таков ответ на вопрос Эркина Таджибаева. Более полные ответы можно найти в теоретических разработках Центра Сулакшина, размещённых на сайте Центра. Программа Сулакшина в целом даёт ответы на все вопросы общества, государства и каждого гражданина в отдельности.


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора