Неоколониализм: власть без обязанностей

Николай Выхин 20.05.2020 12:19 | Общество 61

Если анатом скальпелем из маразма украинства извлечёт американскую диверсию, то там останется только чепуха и бессмыслица, служащие диверсии «опилочным» футляром.

Прежде всего, бросается в глаза какая-то нарочитая и бесстыдно выставленная на всеобщее обозрение ПРОИЗВОЛЬНОСТЬ дробления территории государства-архитектора послевоенной безопасности.

Почему-то можно разделить Россию на Россию и Украину. Но при этом (кто бы объяснил, почему?!) нельзя разделить Украину на две или четыре половины. Почему Россия делима, а Украина нет? Чем, кроме интересов диверсии это можно объяснить, каким правовым или философским принципом?

Если возможна сепаратно отделившаяся Украина, почему не может быть двух Украин? А если не может быть двух Украин – откуда тогда взялась эта «единственная и неповторимая»? Как можно совместить сепаратизм с выходом из состава по референдуму, и ожесточённую «защиту территориальной целостности»?

Не ищите здесь международного права. Не ищите здесь логики. Здесь нет ничего — кроме диверсии, уголовщины и маразма, сложившихся в нужную США конфигурацию.

В последние десятилетия «империя зла», американская, оплот реакции и мракобесия во всём мире, утратила ранее тонкую способность прикрывать свои выходки обтекаемыми формулировками. Все аргументы волка свелись в итоге, как в басне, в единственный: «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

Совершенно очевидно, и уже не прикрыто, что стратегия США – дробление государств на мелкие и микроскопические, с одновременным препятствованием слиянию мелких княжеств в крупные единства.

Нечто большое может (хотя бы теоретически) – оказать (если не сейчас, так в будущем) сопротивление диктату, шантажу и террору «гегемона». Микроскопичное – заложник.

Оно – в силу размеров и масштаба своего – обречено заранее принимать всё, идущее из-за океана без права обжалования.

ДРОБЛЕНИЕ (старая, как мир, стратегия «разделяй и властвуй») – стремится выхолостить само понятие суверенного государства.

Словения или Македония настолько ничтожны, что собственное мнение у них по определению отсутствует. Сохраняя формально титул «государство», фактическая их роль сводится к муниципалитету.

Это давно уже никакие не страны. Это муниципалитеты провинций единой империи.

Отказ от официальной аннексии позволяет Американской Империи не распространять на колониальные народы права граждан метрополии. Колонии подчиняются всему американскому, но не пользуются ничем американским: много работают и мало едят.

Такой режим гораздо выгоднее прямой аннексии, когда вслед за американской армией пришли бы на территорию и американские гражданские стандарты.

Армия приходит, а стандарты – нет.

Муниципальная власть лишена политической и стратегической инициативы. Муниципалитет занимается только техническими и коммунальными вопросами по обустройству территории, которые для политической (верховной) власти скучны и малоинтересны. И потому делегированы «вермахтом» «сельскому старосте», который в таком положении, что возражать «вермахту» никак и ничем не может.

«Суверенитеты» американской выделки – сочетают в себе худшие черты как деспотии, так и безвластия. Они деспотичны (прямо скажем – фашистские) по отношению к населению, которое терроризируют совершенно беззастенчиво, но они совершенно беззубы и безвластны с точки зрения внешней политики.

Чем настоящее государство отличается от насаждаемых США суррогатов?

Оно – продукт истории, продукт войны, оно – продукт воли, а не безволия. Оно – объект, а не субъект.

Государство рождается на пересечении двух линий, выступающих в истории величайшим противоречием человеческого бытия:

-Необходимость коллективной безопасности

-Духовная автономия человека, как личности

С одной стороны, человек создан по образу и подобию Бога, он духовно – целая Вселенная. Он не хочет (и понятно, почему) подчиняться никакой внешней власти, желает всё решать сам. Он от рождения желает автономии собственного мнения, прирождённо противится внешнему насилию и постороннему принуждению. Он хочет решать всё сам, и не хочет, чтобы кто-то что-то решал за него.

С другой стороны, человек, как тело, очень уязвим. Любая орда, банда, даже небольшая – найдя среди степей «атомарную личность» свободолюбца физически убивает её. А кроме того (или вместо того) отбирает все плоды его трудов.

Материальные блага можно получить двумя путями: созиданием и разбоем. Первое – морально, но скромно. Второе – аморально, но гораздо прибыльнее и богаче первого. Трудящийся, конечно, в итоге выделывает кое-какие блага для себя, но тяжело и долго, «в час по чайной ложке». Удачное ограбление, ловкая афера могут сделать грабителя за секунду богатым.

Этим и объясняется популярность грабежа, орды, набега с древнейших времён до современной рыночной экономики.

Уходя от орды – человек поневоле уходит под защиту крепости.

Оказавшись в крепости – он оказывается крепостным (откуда сперва и пошло слово «крепостной»: стало быть, защищённый, прикрытый воинской силой помещика!)

Крепостным человеку быть совсем не нравится. Защита предполагает подчинение: если ты в крепости, тем более во время войны – то комендант не только выпороть тебя может, но даже и повесить! И по-другому нельзя: если вахлак бросит свой пост в обороне – через брешь враг может всю крепость захватить, так что – дисциплина, дисциплина и ещё раз дисциплина! Вертикаль власти без лишних разговоров: хочешь жить – умей подчиняться, закон осаждённой крепости.

Человек желает свободы личности, он желает её неотменно и прирождённо, на уровне инстинкта. Но чем дальше он отойдёт от крепости – тем больше шанс, что первая же банда его обдерёт, как липку, и вообще убьёт. Поэтому уйти из крепости хочется – но страшно. Так человек и мучается, пытаясь совместить свою духовную свободу, суверенитет своего «Я» — и необходимость коллективной самообороны.

В итоге появляется государство. Оно, пытаясь гармонизировать права и обязанности людей в осаждённой крепости (всякая биологическая жизнь есть, по сути, крепость в осаде), для чего вводятся законы, нравы, обычаи, традиции и т.п.

Докуда человек может отойти от своего нынешнего владельца – чтобы не попасть в рабство к новому владельцу?

Высшим пилотажем является общенародная собственность и власть трудового народа, при которой труд и управление совмещены, трудовой коллектив владеет тем предприятием, на котором он же и трудится. Никакой формы демократии выше этой выдумать невозможно – потому что всякая иная форма предполагает разделение и противопоставление управляющих и управляемых. А здесь (хоть на практике это очень и очень сложно) – человек сам себе и слуга, и начальник. Он полноправный совладелец кондоминиума (неделимого владения) всего комплекса народного хозяйства.

Можно ли сказать, что такой человек свободен в смысле произвола? Нет, конечно. Кондоминиум – суть есть неделимое. В общенародной собственности хозяин не отдельный человек, а весь народ, обобщённо-усреднённый. Такая модель освобождает человека от второсортности, унижения – но она не даёт ему возможностей личного произвола (за что ненавидима любителями произвола люто).

Кроме высшего пилотажа есть и другие пилотажи – всякие пробники цивилизации в виде монархии, феодализма и т.п. Это попытка цивилизации примитивными средствами достичь высших своих целей. Совершенствуются средства – совершенствуется и движение к цели.

Идеальное государство даёт человеку духовную свободу и материальную защищённость. Совместить такое очень и очень сложно – поэтому в мире нет идеальных государств. Ибо не придумали пока ещё надёжной, но невесомой брони, которая бы под мышками не тёрла и потеть не заставляла.

Каждый раз человек или беспомощен, как черепаха без панциря, или раздавлен собственным панцирем, как муравей ботинком.

+++

Прямо противоположен идеальному государству – колониальный протекторат Американской Империи. Он не даёт расчленённым народам ни личной свободы человека, ни коллективной защиты.

Эти псевдостраны слишком маленькие, чтобы быть самостоятельными хоть в чём-нибудь. Но они достаточны по размеру, чтобы фашистскими методами подавлять свободу и достоинство отдельно взятого человека.

Допустим, Американская Империя оккупировала какую-нибудь Болгарию или Румынию. Что дальше?

Марионеточный режим в этих странах абсолютно зависим от воли и окрика из американского посольства. Но если человек на севере Болгарии (в наши дни напоминающем зону отчуждения Чернобыля, безлюдье и руины, кое-где оборванцы-бродяги) начинает умирать от безработицы, от нищеты, от безысходности – может ли он рассчитывать на помощь от США? Нет.

О таком человеке на севере Болгарии (как и во всех других местах) не думает местное марионеточное правительство. Но тем более о нём не хочет думать американское правительство. Опека американской власти простирается только на граждан США. Гражданин США может претендовать на американское пособие по безработице, разные льготы и меры помощи, предусмотренные в США.

Гражданин Болгарии, рабски и слепо подчиняясь американской власти – не вправе вытребовать себе ничего из этого пакета: ведь он не гражданин (хотя и подданный) США!

+++

Создавая государства-карлики (идеальный для США вариант – Эстония или Латвия), «империя зла» получает в них все мыслимые и немыслимые права, и при этом не берёт на себя никаких обязанностей. Карлик так ловко выкроен на карте мира, что защитить своё население сам – не сможет, даже если захочет. На случай, если к власти придут патриотические силы, страховкой от них США заложили мизерный размер страны. Чем меньше Чили – тем меньше танков нужно Пиночету!

Даёт ли это личности, атомарно взятому гражданину – защиту от государственной тирании? Ни в малейшей степени! Для полного и тотального подавления гражданина, игнорируя его волю всеми способами (от признания незаконными референдумов до танковых и ракетных обстрелов непокорных городов) – у карликовой недостраны сил и карателей вполне достаточно.

Понятно, что Цанков по масштабам не Гитлер, но рядовые болгары едва ли при Цанкове подвергались меньшей опасности, чем немцы при Гитлере. Один протестный жест, одно неосторожное слово – и моментальный террор в ответ!

Цанков не в силах объявить войну России, Франции или хотя бы Польше. Но он объявляет и успешно выигрывает войну против любого из своих сограждан.

С элементом чёрного юмора объясняя вам, что расстреливает вас для защиты от большевиков, которые, теоретически, могли бы прийти и вас расстрелять…

В итоге ДРОБЛЕНИЯ личность в колонии трепещет, запуганная, а державности нет.

+++

Идеал американского мироустройства – маленькие, слабые и постоянно между собой враждующие княжества на всём протяжении суши, за исключением возвышающейся над ними колоссам Американской Империи.

Официально (в доктрине безопасности США) заявлено, что отношение к сильному и крупному союзнику ничем не отличается от отношения к врагу. Союзник – враг, пока не расколется на мелкие осколки. Союзники, способные претендовать на равноправие, Америке не нужны, она ищет сателлитов и вассалов.

Поэтому США поддерживают сепаратизм, и преследуют объединительные тенденции во всём мире. Они охотно поддержали бы крымско-татарское ханство в Крыму, но ни в коей мере не согласны с попытками частей России влиться обратно в Россию.

Если логически продолжать поддержку сепаратизма, как «воли к свободе» — то крупные осколки должны по этой логике дробиться снова и снова, до уровня свободных индивидов. Если бы США искренне не хотели диктата государства над человеком – то зачем им укреплять деспотическую власть мелких диктаторов?

Видимо, итогом стратегии США должно было стать появление «городов-государств», мира, в котором все от всех независимы – при полной и тотальной всеобщей зависимости от единственного гегемона. Один мир – одна империя.

Поэтому отдельная Чехия и отдельная Словакия удобнее для США, чем единая Чехословакия, хотя и с единой Чехословакией у США проблем, прямо скажем, никаких не было. А вдруг? А вдруг славяне создадут единую федерацию, пусть даже и без России?! Это же будет объединение, обладающее реальной силой! Поэтому для профилактики их всех нужно развести по Словениям, которые видны на карте только под микроскопом. Так США спокойнее.

+++
Американский неоколониализм – это когда у вас не остаётся ни вашей свободы личности, ни вашего государства. Вы получаете набор импортных мыслей в придачу к импортной тирании. Противоречие между личностью и государством – решается «вниз», то есть ликвидацией, стиранием как личности, так и государства. Нет ни того, ни другого – добро пожаловать в рейхскомиссариат «Украина».

То есть под двойной – личный и национальный – гнёт. Как и положено колонизированным народностям…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю