Налоговики начали использовать «спящую» норму валютного контроля

tks.ru 28.02.2021 12:39 | Лента новостей 45

Налоговые инспекции активировали одну из норм закона о валютном контроле, которая в течение 16 лет фактически была «спящей». Три компании оштрафованы за невозврат валютной выручки по зарубежным строительным контрактам

Налоговики активировали норму закона о валютном контроле, которая до этого на протяжении 16 лет фактически была «спящей», рассказали РБК налоговые юристы, в том числе защищающие в суде компании, оштрафованные по этой норме за невозврат валютной выручки, полученной в рамках зарубежных строительных контрактов. С конца 2019 года налоговые инспекции Московского региона назначили штрафы по меньшей мере трем компаниям на сумму не менее 376 млн руб. за валютные операции, признанные незаконными, следует из судебных материалов.

«Спящая» статья

Речь идет о положении статьи 19 закона о валютном регулировании и валютном контроле, которое разрешает российским подрядчикам не зачислять иностранную валюту на счета в российских банках, если она используется для оплаты или возмещения «местных расходов», возникающих в связи со строительством объектов за рубежом. В целом власти трактуют валютный контроль так: запрещено все, кроме ограниченного перечня специально разрешенных ситуаций, говорит партнер, руководитель группы по разрешению налоговых споров Deloitte Антон Зыков.

Одним из исключений была норма, дающая право зачислять иностранную валюту на зарубежный счет при наличии местных расходов в стране строительного подряда — начиная с даты вступления закона в силу (2003 год) она фактически была «спящей», споры в судебной практике практически отсутствовали, сказал РБК партнер юридической компании «Нортия ГКС» Роман Тарасов. В открытом доступе не было и разъяснений уполномоченных государственных органов относительно толкования этой нормы. «Поэтому реальная возможность спрогнозировать риски у компаний отсутствовала», — утверждает Тарасов.

Применение «спящих» норм характерно для валютного контроля, отмечает Зыков: обладая всей информацией о валютной операции, налоговые органы могут на протяжении многих лет не реагировать, а затем внезапно начать проверку. По его словам, отсутствие «штрафной» практики на протяжении многих лет создавало впечатление, что налоговые органы расширительно толкуют нормы валютного закона в пользу компаний-резидентов. Однако это впечатление было ошибочным, констатирует Зыков.

Как сформулирована оговорка

Спорная норма звучит так: резиденты России вправе не зачислять на свои банковские счета в уполномоченных (российских) банках иностранную валюту «при оплате или возмещении заказчиками (нерезидентами) и (или) иными третьими лицами (нерезидентами) местных расходов резидентов по заключенным ими договорам (контрактам) с нерезидентами при осуществлении деятельности таких резидентов, возникающих в связи с сооружением, реконструкцией или модернизацией резидентами объектов за пределами территории Российской Федерации, — на период строительства, реконструкции или модернизации, по окончании которого оставшиеся средства подлежат переводу на счета резидентов, открытые в уполномоченных банках».

Разрешительная оговорка была уточнена в июле 2020 года поправками в закон (например, добавилось слово «возмещение»), до того она формулировалась так: «при оплате заказчиками (нерезидентами) местных расходов резидентов, связанных с сооружением резидентами объектов на территориях иностранных государств, — на период строительства, по окончании которого оставшиеся средства подлежат переводу на счета резидентов, открытые в уполномоченных банках».

Три валютных дела

«Нортия ГКС» защищает интересы АО «Трест «Шахтспецстрой» (специализированная шахтостроительная организация), которое оспаривает в арбитражных судах штрафы московской налоговой инспекции на общую сумму 318 млн руб. за «незаконные валютные операции». Предприятие выполняло строительные работы в Казахстане по контракту, действовавшему с 2017 по начало 2021 года, с заказчиком — комбинатом «АрселорМиттал Темиртау».

Российский подрядчик зачислял выручку, полученную от заказчика в казахских тенге, на свой счет в банке ДБ «Альфа-банк» (Казахстан), следует из решения Арбитражного суда города Москвы от февраля 2020 года (.pdf), подтвердившего санкции со стороны налоговиков. «Шахтспецстрой» полагал, что может рассчитывать на исключение по закону о валютном контроле, ссылаясь на то, что оплата местных расходов была включена в цену работ по контракту (договор на условиях твердой цены). Налоговая инспекция с этим не согласилась, указав, что ни платеж от заказчика, ни контракт не содержали условия или какой-либо оговорки о поступлении данных средств в целях оплаты заказчиком местных расходов подрядчика. Несколько судебных инстанций последовательно согласились с позицией налоговиков.

В том числе Верховный суд в недавнем определении по делу (от 12 февраля 2021 года) отказал в передаче жалобы на рассмотрение коллегии по экономическим спорам Верховного суда, посчитав, что нижестоящие суды правильно разобрались в деле. Тарасов не исключает обращения «Шахтспецстроя» в Конституционный суд.

Аналогичные взыскания оспаривают в судах ООО «ТиссенКрупп Элеватор» (российская «дочка» немецкого производителя лифтов и эскалаторов Thyssenkrupp Elevator) и ООО «Единая кровельная компания». В первом случае компания поставляла и монтировала эскалаторы для Бакинского метрополитена и зачисляла полученные средства на счет в азербайджанском банке (инспекция вынесла постановление о штрафе на 10 млн руб. в конце 2019 года). Во втором деле общество участвовало в строительстве Рогунской ГЭС в Таджикистане (налоговый орган в 2020 году оштрафовал компанию на 48 млн руб.).

«ТиссенКрупп Элеватор» в феврале 2021 года обжаловал решения московских арбитражных судов, подтвердивших штрафы, в Верховном суде, следует из карточки дела. РБК направил запрос юристу, представляющему ООО «ТиссенКрупп Элеватор».

Вице-президент компании «ТемпСтройСистема» (учредитель Единой кровельной компании) Татьяна Красных сказала РБК, что аргументация налоговиков заключалась в том, что деньги, которые фирме платит заказчик, являются ее выручкой и по контракту не могут идти на возмещение местных расходов. «Плюс еще аргумент [налоговой], что это не те местные расходы, а другие. То есть, если вы покупаете воду для своих рабочих, это не местные расходы, связанные с сооружением», — объяснила Красных.

Расходы компании, списанные со счета в таджикском банке, на оплату местных налогов, зарплаты сотрудникам, оплату авиабилетов, столовой воды и т.д. «не подпадают под действие» оговорки из статьи 19 закона о валютном контроле, рассудил Арбитражный суд города Москвы в феврале 2021 года (.pdf). Красных уточнила, что Единая кровельная компания частично тратила полученные в рамках контракта денежные средства на местные расходы, а остальное возвращала на счет в уполномоченном российском банке, но это не избавило ее от штрафов за нарушение валютного законодательства. Она также добавила, что заявитель пытался идти не только судебным путем, но и административным — через непосредственное взаимодействие с ФНС, однако безрезультатно.

«Анахронизм» и «рудимент»

Пресс-служба Минфина России порекомендовала обратиться в Федеральную налоговую службу (ФНС), отметив, что понятие «местные расходы» напрямую в законодательстве не определено. «Эти расходы могут различаться в разных странах. Поэтому правоприменитель в лице ФНС России исходит из принципа разумности и добросовестности отнесения тех или иных расходов к категории местных расходов», — указали в Минфине. ФНС не ответила на запрос РБК.

По данным ФНС, за девять месяцев 2020 года доля дел, возбужденных за незаконные валютные операции и нерепатриацию денежных средств, достигла 49% от общего количества возбужденных дел за нарушения валютного законодательства (для сравнения: за тот же период 2019 года этот показатель составлял 19%). В январе—сентябре прошлого года налоговики взыскали штрафы за осуществление незаконных валютных операций на сумму 447 млн руб., на 20% больше, чем за аналогичный период 2019-го.

Налоговики, доказывая правомерность вынесенных штрафов, сосредоточились на формальном анализе заключенных контрактов, но спорный пункт о местных расходах не связывает право на зачисление иностранной валюты на зарубежный счет с условиями внешнеторгового контракта, заявляет Роман Тарасов. Правовое значение имеет только факт несения подрядчиком местных расходов — по существу, этого факта должно быть достаточно, чтобы освободить фирму от ответственности за нарушение валютного законодательства, считает он. Кроме того, по буквальному смыслу этого положения юридическая форма возмещения местных расходов — в виде отдельного платежа или в составе цены работ — не имеет значения, «соответственно, содержание данной нормы охватывает в том числе и контракты, заключенные по модели твердой цены», подчеркивает он.

До уточняющих поправок 2020 года оговорка о местных расходах предполагала неясность правового регулирования и именно поэтому была модифицирована, утверждает Тарасов.

Сама ФНС в недавнем письме (январь 2021 года) разъяснила, как инспекции должны применять пункт о местных расходах, подчеркнув, что исключения, предусмотренные законом и разрешающие не возвращать валюту на счета в российских банках, направлены на «обеспечение деятельности российских компаний на внешнем рынке, в том числе конкурентоспособности и обеспечения для них равных условий с иностранными организациями». Ведомство предостерегло от формального подхода к применению данного пункта и «необоснованных решений» по привлечению добросовестных участников внешнеэкономической деятельности к административной ответственности.

«Анахронизмом» называли сохраняющиеся валютные ограничения в России эксперты ЦСР в 2018 году и предлагали полностью отменить валютный контроль. Бывший министр экономического развития Максим Орешкин (ныне помощник президента) называл его «рудиментом». А в конце 2017 года министр финансов Антон Силуанов высказывался против «драконовских» штрафов за незаконные валютные операции в размере 75–100% от суммы. После этого в валютное законодательство был внесен ряд смягчающих поправок: в частности, штрафы за незачисление валютной выручки по внешнеторговому контракту были снижены до 5–30% от суммы незачисленных денежных средств. Однако в случае с «Шахтспецстроем», ООО «ТиссенКрупп Элеватор» и Единой кровельной компанией налоговые органы квалифицировали это как неправомерное зачисление на зарубежный банковский счет — незаконную валютную операцию, за которую сохраняется штраф в размере 75–100% валютной выручки.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Лента новостей

Популярное за неделю