МУЖСКОЕ И ЖЕНСКОЕ

soiz [1231402] 13.02.2020 13:58 | Творчество 70

Конфликт и взаимодействие. Ипостаси женственности

Взаимоотношение полов – вечная тема. Начать, пожалуй, стоит с конфликтности, чтобы обострить проблему, сделать ее ярче.
Одна из занимательных книг, которую я прочел в 90-е годы, была «Пол и характер» Отто Вейнингера. Он посвятил свой труд доказательству того, что у женщины нет души. Приведу некоторые цитаты:  «Мужчины и женщины не только противоположны, но и неравноценные начала. Мужчина – это вся полнота человеческой духовности, все богатство разума, фантазии и воли. Он идет впереди мировой истории и ведет ее за собою, Дух, который оживотворяет вселенную, творит и пересоздает ее, разбивает старые ценности и вечно кует новые. А что такое женщина? Это сексуальность в самом узком, самом грубом, самом материальном смысле слова. Она живет только чужими ценностями, может быть интересна только лишь постольку, поскольку представляет собою отражение творческой фантазии мужчины… У женщины нет души, нет бытия, нет умопостигаемой сущности, нет, следовательно, никакого, ни чувственного, ни духовного, касания к метафизическому первоисточнику жизни. Женщина – мегера, сводница, проститутка. Она соблазн мира, она – такая негодная мать, что лучше бы ей быть только проституткой… Женщина не обладает ни глубоким, ни высоким, ни острым, ни открытым умом, к ней вообще не применимы эпитеты интеллектуальности; как целое, она лишена смысла, она бессмысленна».

Кроме того, в этой книге Отто Вейнингер доказывает, что евреи – представители самого женственного народа по своему характеру. А так, как он сам родился в богатой еврейской семье, то сделал из всего этого довольно радикальные выводы: Отто Вейнингер демонстративно покончил с собой в гостиничном номере, выстрелив себе в сердце. Эти обстоятельства поспособствовали массовой  популярности «Пола и характера» в начале XX века.
Это один полюс. Можно представить и другой. Валери Соланас — американская радикальная феминистка, писательница и драматург, выпустила в 1967 году «SCUM Manifesto» («Манифест общества полного уничтожения мужчин») — трактат о биологическом и социальном превосходстве женского пола над мужским, призывающий женщин создать собственное государство, уничтожив «дефектных» мужчин, за исключением тех, которые приносят пользу. Я приведу некоторые фрагменты этого замечательного текста: «Теперь уже есть все технические возможности размножаться без помощи мужчин (а, стало быть, и женщин) и производить на свет только женщин, и мы должны немедленно приступить к этому, потому что мужчины совершенно не нужны. Мужчина — это биологическая случайность: (мужской) ген Y — это недоделанный (женский) ген X, то есть содержит незаконченный набор хромосом. Другими словами, мужская особь — незавершенная женская особь, ходячий аборт, выкидыш на генной стадии. Быть мужчиной — значит быть дефективным, бесчувственным; кроме того, мужчины — эмоциональные инвалиды. … Мужчина — абсолютный эгоцентрик, замкнутый в себе. Он не умеет сопереживать, любить, дружить, быть страстным или нежным. Он — полумертвая, ни на что не реагирующая масса, неспособная давать или получать удовольствие или счастье; так что в лучшем случае он скучен и безобиден, ибо очарованием обладают только те, кто способен воспринимать и принимать других. Мужчина застрял на полпути в сумеречной зоне между обезьяной и человеком, но он гораздо хуже обезьяны… Мужчина, будучи неполноценной женщиной, всю свою жизнь тратит на то, чтобы стать полноценным, стать женщиной. … Всеми вышеописанными безобразиями мужской род превратил наш мир в кучу дерьма».

Валери Соланас так же сделала радикальные практические выводы из своей философии: 3 июня 1968 года она отправилась в офис  Энди Уорхола и выстрелила в него. Уорхол получил 3 пули в живот, но выжил. Остальные присутствующие отделались более лёгкими ранениями…
Было бы просто свести эти истории к психическому расстройству отдельных неуравновешенных личностей. Но на самом деле они в крайней форме выразили древние традиции. Вопрос о том, что первичнее – мужчина или женщина — решался по-разному. В хорошо нам известной библейской патриархальной версии первичен Адам, а Ева является более поздним «продуктом», созданным из ребра мужчины: «И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою: ибо взята от мужа».

Но это далеко не единственная версия: «В эпоху неолита представления о женском начале как источнике всего сущего под влиянием изменившихся условий жизни трансформировались, но не утратили своей изначальной концепции. Этот культ дожил до исторических времен в собирательном образе Великой Матери Ближнего Востока и греко-римского мира. Религиозная преемственность его отчетливо прослеживается в образах таких известных богинь, как Исида, Нут и Маат в Египте; Иштар, Астарта и Лилит региона Плодородного Полумесяца; Деметра, Кора и Гера в Греции; Атаргатис, Церера и Кибела в Риме. Богиня-Мать не имеет равновеликого себе супруга, она может порождать его, брать в мужья и затем губить. Другой вариант — она проглатывает своё дитя и беременеет от этого (египетская Нут)».
Я недавно посмотрел первый сезон сериала «Американские боги». Он основан на одноимённом романе Нила Геймана и содержит интересные темы: старые боги не умерли, они в скрытом виде живут в нашем мире, и некоторые из них вступают в конфликт с новыми богами – современных технологий. Тут есть о чем подумать… Но там среди прочих героев есть чернокожая богиня смерти. Она поглощает своих партнеров во время близости. Это очень интересный и важный момент.
Я много размышлял на эту тему. Дело в том, что мы в этот мир входим через вполне конкретные, материальные врата. Мы все попадает в этот мир через женщину. Может когда-то придумают другие способы, но пока это так. И я очень часто задумывался о том, что там, где вход, должен быть и выход.
Неотъемлемой ипостасью порождающей Богини Матери является ее страшная, разрушительная сторона. То, что порождает, то и убивает. В египетском пантеоне была такая милая, очаровательная богиня Баст с кошачьей головой. Если заглянут в словарь, то можно обнаружить, что это богиня радости, веселья и любви, женской красоты, плодородия, домашнего очаг. Но это только одна часть. У нее была другая ипостась – Сехмет. А это уже богиня войны, палящего солнца и яростной мести. Миф повествует о том, как однажды ее напустили на человеческий род в наказание за грехи. Сехмет так усердно взялась за это дело, что ее не могли остановить и она могла полностью уничтожить людей, но ее приманили пивом, окрашенным в красный цвет – под вид крови – и под действием опьянения страшная богиня остановила свою безжалостную резню…
Фрейд различал Эрос и Танатос, волю к жизни и волю к смерти. Но я думаю о том, что так ли легко их бывает разделить? Организм человека устроен, если можно так выразиться, очень эффективно. Многие органы многофункциональны: органы выделения и используются и в качестве органов воспроизводства. И я подозреваю, что эта многофункциональность (экономность средств) лежит во влечении. И возможно, что в основе мужского влечения к женщине можно обнаружить то самое младенческое влечение к матери, которое никуда не девается, а приобретает лишь иное наполнение.
Представитель трансперсональной психологии Станислав Гроф выдвинул теоретическую модель «перинатальных матриц» (лат. peri —около, лат. natalis — относящийся к рождению, лат. matrix — первопричина) — о состояниях психики до и во время рождения. То, что мы не можем вспомнить о своем состоянии до рождения, еще не означает, что эти воспоминания не заложены в нашей глубинной памяти, в структуре нашей психики. Станислав Гроф экспериментировал с ЛСД и у его пациентов в измененных состояниях сознания происходила регрессия до внутриутробного состояния, которое было наполнено ощущением лёгкости, безмятежности, покоя и радости. Таким образом, образ рая в нашей психике имеет вполне конкретное происхождение. И, можно предположить, что влечение мужчины к женщине пронизано бессознательным желанием к возвращению к изначальному, райскому внутриутробному состоянию. Но понятно, что подобное влечение к истоку скрывает в себе по сути влечение к смерти.

Все возвращается к своему началу и новые поколения всходят как цветочек на могиле своих предков, как на плодородном перегное.
Цитата: «В древнейшие времена Мать Богиня была известна и как наводящая страх Мать Ужаса, ибо она отнимает жизнь также легко, как и дарит».
У австрийского писателя и графика Альфреда Кубина есть очень красноречивый рисунок: огромная женщина возлежит, как холмистый ланшафт, и в него, маленьким таким сперматозоидом, ныряет мужчина… Гея – мать всего живущего, но она  держит в своих объятиях, пленяет в сетях земного притяжения всякую тварь, заставляя вращаться колесо сансары по все той же орбите.
Бодлер пишет в «Плаванье»:

Что нас толкает в путь? Тех — ненависть к отчизне,
Тех — скука очага, ещё иных — в тени
Цирцеиных ресниц оставивших полжизни, —
Надежда отстоять оставшиеся дни.

В Цирцеиных садах дабы не стать скотами,
Плывут, плывут, плывут в оцепененьи чувств,
Пока ожоги льдов и солнц отвесных пламя
Не вытравят следов волшебницыных уст.

Но Цирцея тоже двойственна: одних она обращает в свиней, а другим – открывается. Иван Ефремов в своей книге «Час Быка» сравнивает Цирцею с направленностью человека: «или вниз — к свинству, или вверх — к богине».

В античности существовало представление о двух ипостасях Афродиты: «Считается, что в более позднее время совместно существовали как бы два культа богини – культ Афродиты Урании и культ Афродиты Пандемос. Эпитет Пандемос впоследствии философы предпочли толковать этот эпитет как «пошлая», «доступная» и «низменная», а затем и вовсе низвели богиню в покровительницы гетер, дав ей эпитет «Гетерия», а в Коринфе и в Эфесе Афродита, как покровительница грубой и разнузданной страсти имела эпитет «Порн». Афродиту Пандемос стали противопоставлять Афродите Урании, то есть «Небесной» и «Возвышенной»».
Владимир Соловьев писал: «Истинная любовь есть нераздельно и восходящая и нисходящая или те две Афродиты, которых Платон хорошо различал, но дурно разделял. Для Бога Его другое (то есть вселенная) имеет от века образ совершенной Женственности, но Он хочет, чтобы этот образ был не только для Него, но чтобы он реализовался и воплотился для каждого индивидуального существа, способного с ним соединиться. К такой же реализации и воплощению стремится и сама вечная Женственность, которая не есть только бездейственный образ в уме Божием, а живое духовное существо, обладающее всею полнотою сил и действий. Весь мировой и исторический процесс есть процесс ее реализации и воплощения в великом многообразии форм и степеней».
Здесь мы уже встречаемся совсем с иным образом женственности — мистическим. Владимир Соловьев так описывал свои встречи с ним:

И вот однажды – к осени то было –
Я ей сказал: «О Божества расцвет
Ты здесь, я чую,– что же не явила
Себя глазам моим ты с детских лет?»

И только я помыслил это слово –
Вдруг золотой лазурью все полно,
И предо мной она сияет снова –
Одно ее лицо – оно одно…

«В религиозной философии В. Соловьёва понятие вечной женственности отождествляется с понятием Софии. Соловьёв полагал, что она есть «образ всеединства мира, созерцаемый Богом», и посвящал её мистическому образу свои стихотворения:

…Знайте же: вечная женственность ныне
В теле нетленном на землю идет.
В свете немеркнущем новой богини
Небо слилося с пучиною вод.

Всё, чем красна Афродита мирская,
Радость домов, и лесов, и морей,—
Всё совместит красота неземная
Чище, сильней, и живей, и полней…»

То есть, Афродита Небесная преобразит и очистит все то, что являет собой Афродита Земная.

Милый друг, иль ты не видишь,
Что все видимое нами —
Только отблеск, только тени
От незримого очами?

Милый друг, иль ты не слышишь,
Что житейский шум трескучий —
Только отклик искаженный
Торжествующих созвучий?

Милый друг, иль ты не чуешь,
Что одно на целом свете —

Только то, что сердце сердцу
Говорит в немом привете?

Евгений Головин сказал, что влюбляться надо не в реальную женщину, а в женщину из снов. Юнг бы сказал, что женщина из снов – это Анима. Он предполагал, что бессознательная часть психики устроена зеркально сознательной, и мужчина носит в себе женщину, а женщина – мужчину. Это подобно даосскому символу, в котором Инь и Янь взаимодействуют в своей разделенности и носят в себе семена противоположностей…Только то, что сердце сердцу
Говорит в немом привете?

Платон когда то поведал легенду об андрогине. «»Согласно этой легенде, люди когда-то были четырехрукими, четырехногими существами, с двумя лицами на одной голове. Они назывались «андрогинами». Эти люди обладали великой силой и мощью, и однажды задумали поднять восстание против богов, чтобы самим править миром. Боги, узнав об этом, разгневались, и верховный правитель Зевс наказал непокорных: разделил каждое существо пополам и разбросал эти половинки по всему свету. Так появились современные люди – двурукие, двуногие, с одним лицом на голове. С тех давних пор разделенные половинки ищут друг друга. Если кому-либо «случается встретить как раз свою половину, обоих охватывает такое удивительное чувство привязанности, близости и любви, что они поистине не хотят разлучаться даже на короткое время. И люди, которые проводят вместе всю жизнь, не могут даже сказать, чего они, собственно, хотят друг от друга, — пишет Платон. – Ведь нельзя же утверждать, что только ради удовлетворения похоти столь ревностно стремятся они быть вместе».
Пол в русском языке – разделенность, частичность. И пол – это низ. Но само это указывает на верх и целостность. Половинные – это части чего-то большего.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю