Мутные времена

Елена Светлая СНЖ 21.09.2020 12:58 | Альтернативное мнение 86

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Фото: источник

«Ни мира, ни войны, а армию распустить», —  знаменитая фраза, приписываемая Троцкому, в оригинале звучала более обтекаемо, но суть дела от этого не меняется. Столетней давности история ничему не научила российских политиков, пришедших во власть на волне мутного времени после развала СССР, усилиями которых экономика России сейчас доведена до той точки, после которой начинается распад, и элиты пускаются искать выходы выживания в попытках торговли остатками суверенитета.  Страна опять находится в состоянии «ни мира, ни войны», и мантры о супероружии мало успокаивают:

«Вот сейчас, впервые в нашей новейшей истории, Россия обладает самыми современными видами оружия, которые кратно превосходят по силе, мощи, скорости, точности все существовавшие и существующие сегодня, такого оружие нет ни у кого в мире, во всяком случае, пока нет«, — сказал  Путин во время поздравления всех сотрудников и  ветеранов оборонно-промышленного комплекса с Днем оружейника.

Это прозвучало вслед за  предложением Минфина сократить объем финансирования госпрограммы «Обеспечение обороноспособности страны» на следующие три года примерно на 323 миллиарда рублей.

Сокращение расходов на оборону выглядит удручающе, так как военный бюджет США в 2020 году почти 750 миллиардов долларов, что сравнимо с совокупным годовым военным бюджетом всех стран и превышает российский в 16 раз.

К тому же  намедни глава государства дал понять, что объем гособоронзаказа(ГОЗ) будет сокращаться параллельно с расходами на оборону. Уже в ближайшем будущем производители оружия будут получать меньше заказов от Минобороны и силовых ведомств. Ассигнования на оборону РФ в 2020 году упадут до 2,7-2,8% — с 4,3% в 2016 году.

Анализируя сказанное Путиным можно предположить, что же он имел ввиду, говоря о превосходстве имеющегося вооружения и понять его слова можно так: «У России есть супероружие (так это или нет – сие нам неведомо), поэтому можно сворачивать расходы на оборонно-промышленный комплекс».

Но ведь даже простому обывателю понятно, что ядерное оружие (супероружие) не может служить гарантией от масштабного внешнего вторжения. Во-первых, НАТО постоянно работает над усовершенствованием способа нанесения быстрого обезоруживающего удара. Во-вторых, даже если ядерное сдерживание является в наивысшей степени эффективным, может возникнуть ситуация, когда Россия и НАТО окажутся в состоянии конфликта с использованием обычного вооружения. В этой ситуации Россия может оказаться перед катастрофическим выбором: либо ядерная война и взаимное уничтожение, либо капитуляция. Западные страны, понимая ужас этого выбора, будут играть на слабостях российского руководства и нельзя исключать того, что наша верховная власть может  дрогнуть перед лицом врага.

И поэтому, в целях обеспечения военной безопасности, нашему государству надо полагаться не только на ядерное сдерживание, но и необходимо иметь возможности для успешной обороны с использованием обычных вооружений.

Против России сейчас активно задействован мощный  потенциал не только в виде экономических санкций, но ещё имеется и силовое давление со стороны вооруженных сил НАТО и как отвечать на такие провокации не имея в достатке современного обычного вооружения?

На днях американское командование совместно с японскими силами, отработали совместные удары по территории Курильских островов, фактически, войдя в воздушное пространство Курильской гряды.

Также российские военные объекты, расположенные на Дальнем Востоке, подверглись довольно необычной атаке со стороны США. Американский военный самолёт смог обойти средства обнаружения, развёрнутые на Камчатке, и вклинился в воздушное пространство над Охотским морем. Такая атака оказалась необычной потому, что после приближения к Камчатке, американский военный стратегический самолёт не был встречен российскими истребителями, в связи с чем, он и смог войти в воздушное пространство над Охотским морем.

Ранее при очередной отработке ударов по территории Сибири стратегическими бомбардировщиками ВВС США едва не потеряли один из самолётов.

В эти же дни  ВВС США вновь повторили провокацию с отработкой ударов по территории России с применением стратегических бомбардировщиков B-52 из воздушного пространства Украины, однако, на этот раз были задействованы самолёты, несущие на своём борту ядерное вооружение, что указывает на то, что Вашингтон действительно активно отрабатывает сценарии нападения на Россию.

Очередная провокация США стала для России довольно неожиданной – вместо стандартного полёта у северных и восточных границ, по меньшей мере три американских стратегических бомбардировщика B-1B Lancer вторглись в воздушное пространство над Восточно-Сибирским морем, где располагается Северный морской путь, контроль над которым осуществляют российские войска.

Сообщается о провокациях в водах Баренцева моря, а также в воздушном пространстве над Черным морем: «Главнокомандующий ВКС России Сергей Суровикин, выступая на брифинге, заявил о том, что по меньшей мере один американский военный разведывательный самолёт подошёл к российским границам со стороны Чёрного моря на расстояние всего лишь 15 километров, при установленных воздушных границах в 21 километр, тем самым углубившись в российское воздушное пространство на расстояние 6 километров».

Подобные сообщения появляются и об инцидентах с военным флотом России. Откровенный масштабный натиск военной машины НАТО на нашу страну имеет схожие исторические параллели с началом ВОВ в 1941 году, когда самолеты фашистской Германии постоянно нарушали границы перед самым нападением на СССР. Возникает закономерный вопрос: «Что вообще происходит? Какова должна быть Стратегия национальной безопасности в условиях военного времени?»

Современная система безопасности России находится, по оценке профессора Сулакшина С.С, в неприемлемом состоянии. Даже та стратегия национальной безопасности России, что имеется сейчас, противоречит самой модели государственности, построенной с начала 1990-х гг. для вхождения в западоцентричный мир. Во всех основных сферах жизнеобеспечения страны существуют механизмы воздействия со стороны геополитического противника, способные поставить ее на грань физического выживания. Коллективом Центра Сулакшина разработана доктрина безопасности, в которой с научной точки зрения рассмотрено состояние государства, проведен оперативно-стратегический и исторический анализ международной и внутренней обстановки в стране. Учитывая нарастающую агрессивность блока НАТО, сегодня жизненно необходим системный подход к защите национальных интересов Российской Федерации от отрицательного воздействия на ее развитие различных угроз и вызовов.

Стратегия государственной безопасности России должна, соответственно, задавать вектор трансформации прежней системы, — утверждает профессор, доктор исторических наук Вардан Эрнестович Багдасарян.

При фиксации того, что новая «холодная война» есть реальность, под задачи военного времени требуется внесение в Стратегию следующих положений:

В финансовой сфере: введение государственной валютной монополии, переход к внедолларовым внешним расчетам, взятие ЦБ и банковской системы под контроль государства.

В экономической сфере: мобилизационная экономика, система государственного планирования и государственного заказа, государственная монополия внешней торговли, переход государству стратегически важных отраслей и объектов народного хозяйства.

В управленческой сфере: введение режима мобилизационного положения, единый штаб управления¸ наказание за должностные преступления по законам военного времени.

В научной сфере: подчинение задачам обороны страны (в том числе в гуманитарной сфере), декосмополитизация интеллектуального класса.

В образовательной сфере: подготовка кадров под задачи военного времени, ограничение притока кадров, получивших образование в иностранных вузах.

В правовой сфере: установление преобладания национального законодательства над международным правом.

В сфере культуры: культура мобилизации, а не шоу, доминация цивилизационноидентичных культурных образцов.

В социальной сфере: ограничение сверхбогатства, недопустимость роскоши, экспроприация антинационального капитала.

В когнитивной сфере: поддержка национальных обществоведческих разработок, подавление рецидивов «низкопоклонства» перед Западом, ограничение необоснованного иноцитирования.

В воспитательной сфере: патриотизм, отказ от установок на гипертрофированную толерантность, разграничение мужского и женского воспитания.

В сфере формирования идентичности населения: цивилизационная самоидентификация, мы-строительство, конкретизация образа врага.

В языковой сфере: противодействие экспансии иноязычия (на настоящее время — англоязычия).

В государственной исторической политике: акцентировка на героическом прошлом страны, представление об особом историческом пути России, российской исторической миссии, закономерность торжества утверждаемых ей принципов в будущем.

В отношении к элитам: ротация элит на основе критерия патриотичности.

В аксиологической сфере: выдвижение идентичной государственной идеологии.

Предлагаемые меры могут показаться чрезмерно жесткими и конфронтационными. Безусловно, они такими и являются. Но разве в ситуации войны, возможно действовать мягко и толерантно? На кону, не больше, не меньше, как существование самой России.

Елена Светлая, Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора