Мечты срываются

Егор Поляков 17.06.2020 18:35 | Экономика 72

«Газпром» теряет 1,5 триллиона рублей и рискует сорвать поставки газа в Китай на миллиарды долларов.

Ключевой проект государственной компании «Газпром» столкнулся с колоссальными проблемами: объемов добычи газа на одном из крупнейших месторождений России — Чаяндинском — может не хватить, чтобы заполнить газопровод «Сила Сибири». Это грозит срывом 30-летнего контракта на поставку газа между Россией и Китаем, а «Газпром» рискует потерять более 1,5 триллиона рублей. К этому привели спешка с геологоразведкой, систематическая халатность и преступный подлог, допущенные руководителями компании, регулярное игнорирование технологических нарушений и даже последствия импортозамещения. Великий русский авось и его ужасающие последствия — в расследовании «Ленты.ру».

За последние десять лет «Газпром» не раз демонстрировал, что в первую очередь компания заинтересована в решении масштабных геополитических задач. Газификация регионов России плавно отходила на второй план, уступая место строительству и запуску мегапроектов. Магистральные газопроводы идеально вписывались в эту логику: они должны были приносить миллиарды долларов доходов, а аура противодействия со стороны Запада заставляла весь мир следить за ходом строительства. Госкомпания каждый раз героически не поддавалась иностранному давлению и доводила проект до конца — даже если его экономическая целесообразность вызывала большие вопросы.

Так, например, было с «Южным потоком», который после череды политических скандалов и под предлогом снижения зависимости от российского газа трансформировался в ныне не слишком востребованный «Турецкий поток»[1].

Похожая история приключилась и со второй частью «Северного потока» — американские санкции сдвинули сроки сдачи проекта на год. В настоящий момент проект завис, у России не хватает мощностей для строительства трубы в одиночку, зато противодействие Вашингтона позволяет руководству «Газпрома» раз за разом утверждать, что проект будет реализован «в любом случае».

Си Цзиньпин и Владимир Путин. Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Тем временем на восточном газовом фронте все было куда менее драматично, но гораздо более помпезно. В 2014 году президент России Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин лично участвовали в переговорах о заключении долгосрочного контракта на поставку газа, а в декабре 2019 года оба лидера следили за запуском проекта «Сила Сибири». Договор между странами заключен на 30 лет и предполагает поставку 38 миллиардов кубометров газа в год за 400 миллиардов долларов. На текущий момент рассматривается возможность увеличения этих мощностей еще на 6 миллиардов кубов, однако контракт на поставку стороны пока не подписали.

И могут не подписать вовсе. В распоряжении «Ленты.ру» оказались обращение к руководству «Газпрома» и внутренний доклад компании, которые были подготовлены сотрудниками «Газпром добыча Ноябрьск» — дочерней компании «Газпрома», ответственной за разработку Чаяндинского нефтегазоконденсатного месторождения (ЧНГКМ, или Чаянда) — главного источника газа для поставок в Китай. Документы свидетельствуют о многочисленных нарушениях при освоении месторождения, попустительстве руководства «Газпрома» и «Газпром добычи Ноябрьска», покровительстве и намеренном замалчивании масштабов проблем с освоением месторождения, которое выступает ресурсной базой «Силы Сибири». И из-за проблем на котором весь проект рискует оказаться под угрозой срыва.


ПЕРВЫЙ КЛАСС, ВТОРАЯ ЧЕТВЕРТЬ

Добычу полезных ископаемых предваряет геологоразведка местности. Это процесс трудоемкий и, в зависимости от типа месторождения, может занимать несколько лет. Чаяндинское месторождение — именно такой случай: географическое расположение, необходимость развивать инфраструктуру в нетронутой Сибири, да и просто сложный состав почвы требовали детального и тщательного анализа.

Если верить порталу государственных закупок, первый тендер на геологоразведывательные работы был размещен еще 8 февраля 2013 года «дочкой» «Газпрома» — «Газпром геологоразведкой». Заявка на «Разработку, согласование и экспертизу проектной документации на строительство разведочных скважин» оценивалась в 6,8 миллиона рублей. Тендер достался подконтрольному «Газпрому» институту «Газпром ВНИИГАЗ», по итогам конкурса стартовая цена снизилась всего на 140 тысяч рублей.

На конец апреля 2020 года последней «разведочной» госзакупкой «Газпрома» был тендер от 21 февраля 2020 года. Контракт на «Оказание услуг по инженерному сопровождению с предоставлением оборудования при креплении обсадных колонн на разведочных скважинах» на сумму 9,6 миллиона рублей выиграла засекреченная фирма. Итоговая цена по госзакупке снизилась на символические 13 тысяч рублей.

Фото: ПАО «Газпром»

Засекречивать победителей государственных закупок можно по закону — с февраля 2018 года подобные меры ввел тогдашний премьер Дмитрий Медведев, мотивируя это возможными рисками новых санкций против российских госкомпаний. От санкций некоторые компании это все равно не спасло, а вот транспарентность всей системы госзакупок очевидно упала: найти исполнителей порой довольно изысканных госзакупок теперь просто невозможно.

Действие медведевского постановления вводилось временно — с 1 июля 2018 года статус-кво должен был быть восстановлен, но этого почему-то не произошло. Более того, буквально за несколько дней до окончания действия постановления российские власти вообще аннулировали это требование для участников госзакупок. Делалось это, как обычно, в срочном порядке: от Госдумы до президента закон дошел за две недели.

Согласно подсчетам «Ленты.ру», для проведения разведочных работ на Чаянде «Газпром» и его «дочки» провели в общей сложности 20 секретных закупок. Две из них проводились в период «временного законодательства», а 18 — по до сих пор действующим законам. Совокупные расходы «Газпрома» на «тайные тендеры», по подсчетам «Ленты.ру», составили 982,4 миллиона рублей. Система госзакупок создавалась прежде всего для двух вещей: помочь малому и среднему бизнесу и снизить расходы государственных структур — ведь, по идее, компании должны биться за тендеры, предлагая меньшую цену. Однако в случае с «Газпромом» это не так: совокупная максимальная стоимость «секретных» контрактов составила 995,3 миллиона рублей, то есть по итогам «конкурентных» закупок расходы государства снизились всего лишь на 1,3 процента.

В пресс-службе «Газпрома» с оценкой «секретных» закупок не согласились, сославшись на российские законы: «„Газпром“ не проводит секретных закупок. Объем раскрываемой информации соответствует требованиям законодательства РФ. „Газпром“ формирует стоимость всех закупок и заключает контракты в соответствии с подходами, определенными положением о закупках».


ТАЙНЫЙ МОТИВ

Сокрытие информации из публичного доступа может быть связано и с внутренним докладом, который подготовили сотрудники «Газпрома», задействованные на Чаяндинском месторождении, — инициативная группа ведущих инженеров во главе с Вячеславом Щеголевым, который пришел в компанию в 2017 году и сразу был отправлен на Чаянду. В докладе он вместе с коллегами Сергеем Солдатовым, Максимом Ляховым и Сергеем Романчишеным утверждает, что запасов Чаяндинского месторождения недостаточно для планового заполнения газопровода «Сила Сибири». С 2014 года, только по официальным данным, запасы Чаянды уже были пересмотрены в пользу снижения: с 1,45 триллиона кубометров газа до 1,2 триллиона, а количество запланированных скважин упало с 335 до примерно 278 единиц. Но инженеры утверждают, что ответственное за месторождение руководство просто скрывает реальное положение дел: объем извлекаемых запасов Чаянды может быть еще меньшим. В пресс-службе «Газпрома» «Ленту.ру» заверили, что снижения прогнозного числа скважин нет, а в плане по-прежнему фигурируют 335 скважин.

«Основная проблема Чаянды в том, что месторождение было не готово к разработке. Оно находилось на стадии разведки. Работы по геологоразведке почти нигде не запущены, не завершены», — признавал замглавы 307-го департамента (отвечает за всю добычу в компании) Андрей Филиппов в октябре 2019 года. По его словам, решение принималось в узком кругу, который собрал глава «Газпрома» Алексей Миллер, однако на тот момент руководство компании не располагало необходимыми данными геологоразведки, чтобы принять взвешенное решение. Отчасти Миллер надавил на присутствовавших на том совещании. Один из самых дорогих топ-менеджеров России настаивал, что если на растущий китайский рынок не выходит Россия со своим газом, то «туда зайдут американцы со своим сжиженным природным газом (СПГ)».

Замглавы 307-го департамента уверял инженеров, что услышал их и обязательно примет меры, настаивая, чтобы эта информация не выходила за рамки их обсуждения и особенно — на уровень руководства. «Нас просто не поймут», — объяснял свою просьбу Филиппов. На деле же все оказалось иначе: никаких мер руководство 307-го департамента и «Газпром добыча Ноябрьск» не предприняли, если не считать откровенного давления на авторов доклада. Согласно подсчетам «Ленты.ру»[2], с 2013 года совокупные расходы на геологоразведывательные работы для Чаянды составили 39,999 миллиарда рублей.

Фото: Пресс-служба «ТНК ВР» / ТАСС

Однако сложности с геологоразведкой и оценкой запасов актуальны не только для Чаяндинского месторождения. По словам Филиппова, аналогичные проблемы уже фиксируются и на другой ресурсной базе «Силы Сибири» — Ковыктинском месторождении. «Ковыктинское месторождение не то что в два раза — оно полностью не подтвердилось. Мы были вынуждены делать перерасчет в проекте и вообще убирать одну зону из разработки, потому что она оказалась полностью сухой. Только из-за того, что геологоразведка была выполнена не полностью», — говорил Щеголеву Филиппов (аудиозаписи разговора имеются в распоряжении «Ленты.ру»).

«Газпром» о пересмотре прогнозов добычи на Ковыктинском месторождении публично ни разу не сообщал, наоборот — все якобы идет по плану: «Крупнейшее по запасам газа месторождение на Востоке России», — говорится в профиле месторождения на сайте госкомпании. Запасы Ковыкты компания оценивает примерно в два раза больше, чем на Чаянде, — в 2,7 триллиона кубометров газа. Однако слова газпромовских руководителей и качество проведенных работ на Чаяндинском месторождении вынуждают сомневаться в этих цифрах.


СЫРА ЗЕМЛЯ

Одним из важнейших элементов разведывательных работ считается анализ породы пластов, которые предстоит бурить. Для качественного исследования бурят разведочные скважины, откуда берется порода (керн) на анализ. Результаты анализа используются в дальнейшей работе — например, выбираются тип долота (наконечник бурильной колонны) и буровой раствор. Последний играет роль своего рода смазки всей скважины: он охлаждает долото, выносит из скважины разбуренную породу и поддерживает стабильность ее стенок.

Раствор подбирается исходя из особенностей скважины, он должен соответствовать различным характеристикам, чтобы одновременно выносить породу, но при этом не нести потенциальной угрозы скважине — не закупоривать продуктивные пласты. Если верить порталу госзакупок, то только на анализ керна Чаянды «Газпром» потратил 453,6 миллиона рублей, а на тесты бурового раствора — еще 20,8 миллиона. Разведку месторождения проводило отдельное подразделение «Газпрома» — «Газпром геологоразведка», именно ему принадлежит большинство госзакупок, и оно было ответственным за первичные тесты керна и буровых растворов.

Фото: Игорь Агеенко / РИА Новости

Для непосредственной разработки месторождения «Газпром» привлек подрядчика — бывшую «дочку», ныне принадлежащую Игорю Ротенбергу (сын миллиардера Аркадия Ротенберга) компанию «Газпром бурение». «Дочка» ушла от материнской компании в частные руки Аркадия Ротенберга в 2011 году за 4 миллиарда рублей, в 2014 году отец передал актив в управление сыну. Однако в августе 2019 года появилась информация, что «Газпром» и Ротенберги обсуждают вопрос возвращения «Газпром бурения» в «Газпром». Сумма сделки оценивалась в 40–50 миллиардов рублей, стороны планировали закрыть сделку осенью 2019 года, но с тех пор о смене владельца не сообщалось.

Одним из крупнейших подрядов «Газпром бурения» стал выигранный в 2015 году тендер на разработку Чаяндинского месторождения. Первичная сумма тендера оценивалась в 39 миллиардов рублей; объемы работ, обязанности сторон, а также условия договора между «Газпромом» и «Газпром бурением» не раскрывались. Согласно условиям первичного соглашения, непосредственную добычу газа на месторождении «Газпром» должны были начать уже в 2018 году. Выходит, что к непосредственному бурению промышленных скважин «Газпром бурение» приступила, не имея ни нормальной геологоразведки, ни даже тщательного анализа горной породы.


БУРИТЕ, ШУРА, БУРИТЕ

Выигранный подряд подразумевал проведение полного цикла работ — то есть «Газпром бурение» обязалось сдать «Газпрому» полностью рабочие скважины с запланированными дебитами. В проекте разработки Чаяндинского месторождения есть два типа скважин — базовые и с высоким уровнем добычи. Для каждого типа скважин есть свой план по добыче (плановый дебит), для базовых месторождений он оценивался в 250 тысяч кубометров газа в сутки, однако на деле оказался более чем в два раза ниже и составил всего лишь 114,7 тысячи. Плановый дебит для скважин с высоким уровнем добычи составил 488 тысяч кубов в сутки. Плановые дебиты отражены в специальном документе и заверяются государством, любое изменение или нарушение документа должно согласовываться с профильным ведомством — Роснедрами.

Достигнуть заявленного уровня добычи компания не смогла. Помимо проблем с разведкой всплыли недостатки импортозамещения. Западные санкции против российского нефтегазового сектора в 2014 году включали запрет на оказание нефтесервисных услуг, что значительно подорвало потенциал некоторых проектов. Один из пострадавших сегментов — производство бурового раствора. Лидером этой отрасли считаются иностранные компании Schlumberger, Baker Hughes и Halliburton, однако в новых условиях их услуги оказались недоступны, и «Газпром бурению» пришлось искать альтернативного поставщика.

Игорь Ротенберг. Фото: Николай Галкин / ТАСС

Аркадий Ротенберг. Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Его нашли в лице компании «Сервисный центр СБМ» — «дочке» компании «Национальный буровой сервис», которая на 75,18 процента принадлежит «Газпром бурению». То есть проверенных зарубежных поставщиков бурового раствора одна компания Игоря Ротенберга заменила на другую компанию Игоря Ротенберга. Как следует из доклада, представленного высшему руководству «Газпрома», а также со слов Филиппова, тестирование бурового раствора компании СБМ проходило с нарушениями. Институт «Газпром ВНИИГАЗ» допустил ошибку: сотрудники проверяли свойства раствора на сухих образцах керна, чего при бурении практически никогда не бывает.

В продуктивных пластах всегда присутствуют молекулы воды, которые взаимодействуют с буровым раствором и могут повлиять на его свойства. Качественные тесты на сыром керне не проводились, что привело к созданию раствора, неспособного выполнять свои функции на глубине. По результатам некачественно проведенных тестов ВНИИГАЗ рекомендовал к использованию на буровых скважинах Чаяндинского месторождения раствор под названием «Полиэконол-Флора» от компании СБМ.

Проблема в том, что «Полиэконол-Флора» действительно теряет свои рабочие характеристики — при взаимодействии с водой он превращается в вязкую эмульсию, которую Вячеслав Щеголев сравнивает с холодцом. Застывая, желеобразный раствор закупоривает продуктивные пласты, что негативно сказывается на дебите скважин. В докладе говорится, что по состоянию на август 2019 года из 148 скважин от дефективного бурового раствора пострадали в общей сложности 41, из них 20 оказались полностью «сухими» — то есть добыча газа на них невозможна и деньги, вложенные в бурение скважин, потрачены впустую. Еще у 21 скважины наблюдаются пограничные низкие суточные дебиты — по словам Щеголева, в ближайшие пару лет они тоже станут нулевыми.

Данные с тех пор могли измениться, однако количество «сухих» скважин снизиться не могло. В разговоре с составителями доклада Филиппов признал, что о дефективности раствора руководство департамента знало еще в 2014 году, когда проходили первые тесты, однако из-за спешки и аффилированности поставщика менять раствор отказались. Ситуация осложняется тем, что извлечь застывший «холодец» из скважины практически невозможно, все растворители работают слабо, не говоря уже о том, что ведение работ внутри скважины — это сложная и дорогая техническая задача.

Финансовые потери «Газпрома» только от подтвержденных «сухих» скважин, по оценкам Щеголева, составляют 7 миллиардов рублей. Если исходить из первоначального плана добычи (а это 250 тысяч кубов в сутки на протяжении 25 лет), то при текущем уровне добычи (а это 114,7 тысяч кубов в сутки), потери компании следует оценивать в сотни миллиардов рублей упущенной прибыли — только 20 «нулевых» скважин оцениваются в 334 миллиарда рублей. При этом Щеголев убежден, что руководство «Газпром добычи Ноябрьск» и 307-го департамента намеренно отключили ведущим инженерам доступ к внутренней системе компании — он полагает, что «убитых» скважин может быть намного больше.


И ТАК СОЙДЕТ

Буровой раствор — далеко не единственная проблема разработки Чаяндинского месторождения. Действия «Газпром бурения» были направлены на экономию времени и денег. Как следует из доклада, «Газпром бурение» не справилась со своими прямыми обязанностями — она бурила с многочисленными техническими нарушениями, которые калечили скважины. Речь идет о проблеме, вызванной некорректной установкой 114-миллиметровых хвостовиков — это конечная деталь всей газодобывающей подвески в скважине, именно через него происходит непосредственная закачка газа в трубы, по которым он поступает на поверхность, а после — в хранилище.

Оператор бурения на станции Чаянды. Фото: Игорь Агеенко / РИА Новости

Установка хвостовика — сложная техническая процедура, которая разбивается на множество этапов. Если коротко, то перед установкой хвостовика необходимо провести очистку внутренней поверхности обсадной колонны (главной трубы — прим. «Ленты.ру») специальными скребками, в противном случае герметично установить эту деталь невозможно. Отсутствие герметизации превращает скважину в «инвалида»: она «сквозит» и не может выйти на плановый уровень добычи, более того — в некоторых случаях это создает риск выброса с последующим возгоранием и угрозой жизни людей.

Отремонтировать подобные скважины можно, но технически это еще более сложная процедура, чем установка хвостовика. Ремонт может занять несколько месяцев и все равно не гарантированно восстановит потенциал скважины на 100 процентов; наконец, ремонт — это просто дорого. С подобными проблемами столкнулись на скважине 3070: ее ремонт занял несколько месяцев, а стоимость составила примерно 90 миллионов рублей. До отключения от внутренней системы компании Щеголев с коллегами успели обнаружить шесть подобных случаев. Совокупные потери «Газпрома» от скважин-«инвалидов» оцениваются в два миллиарда рублей; эта сумма включает бурение, ремонт, а также упущенную выгоду, так как эти скважины уже никогда не выйдут на запланированный уровень добычи.

Нарушение установки хвостовиков «Газпром бурением» Щеголев объясняет стремлением компании сэкономить время и деньги. Каждый день работы на скважине — это миллионы рублей, а запуск скважин с опережением сроков — прекрасная возможность покрасоваться перед начальством. Ярким примером экономии времени и денег является намеренное использование одной компоновки низа бурильной колонны (КНБК) для всех видов работ. Ключевая деталь компоновки — буровое долото. Компоновка меняется в зависимости от задач. «Газпром бурение» намеренно использовала компоновку по горной породе для разбуривания цементных стаканов — конструкций, необходимых для фиксации скважины под землей. Подобная практика несет угрозу всей скважине, создает риски будущих аварий. Щеголев объясняет это так: «Вот у вас есть Lamborghini, и вы на ней едете по дороге, где должен ехать трактор».

Буровое долото в составе компоновки низа бурильной колонны (КНБК). Фото: РИА Новости

Буровые долота. Фото: Depositphotos

Замена компоновки — затратная процедура, на которую уходит время: необходимо поднять КНБК и заменить ее на «боевую», после чего опустить на дно скважины и начать непосредственно бурение. В общей сложности на это может уйти несколько дней, а значит — несколько миллионов рублей (один день работ может стоить более трех миллионов рублей). Однако это необходимая техническая процедура, которая подлежит тщательному исполнению. Нарушение технологии бурения может привести к риску повреждения всей скважины, вплоть до обнуления добычи, не говоря о том, что дорогостоящие компоненты буровой колонны от неверного использования приходят в негодность.

Перечисленные нарушения — лишь техническая верхушка многочисленных преступлений, которые отражены в докладе. В общей сложности их 11, среди которых, например, подлог проектной документации, некорректное использование поставленного оборудования или, наоборот, подмена качественного оборудования и труб на более дешевые аналоги с нарушением технологии.

Не обошлось и без экологических проблем. Полученные в результате бурения отходы, а именно буровой шлам, который выходит на поверхность вместе с буровым раствором, должны храниться в заранее определенных местах. Как правило, отходы складируют на специально созданной для разработки месторождения базе, откуда их должны регулярно вывозить на переработку. Но «дочка» «Газпром бурения» проигнорировала эти правила, не успела вывезти отходы с базы и начала складировать их в ближайшем заброшенном карьере. Без специального разрешения властей это является уголовным преступлением.


ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ РОСТ

Согласно первичной документации тендера на разработку Чаяндинского месторождения, «Газпром бурение» обязалась сдать полностью готовые скважины еще в июне 2018 года, затем — в январе 2019 года, потом — в январе 2020 года, но недавно сроки снова перенесли — на 31 декабря 2020 года. Однако ни срыв сроков, ни многочисленные нарушения, которые легли бременем на бюджет «Газпрома», никак не отразились на прибыли компании сына Аркадия Ротенберга. Наоборот — по неочевидным причинам, размер тендера с годами вырос в 2,3 раза — с 39 миллиардов рублей до 89,7 миллиарда.

Аркадий Ротенберг. Фото: Евгений Разумный / Ведомости / ТАСС

Обе компании никогда не раскрывали подробности соглашения, хотя в нем (копия договора имеется в распоряжении «Ленты.ру») и объясняется рост стоимости тендера. Проблема в том, что в 2015 году «Газпром бурение» обязалась предоставить «Газпрому» только 107 скважин из 335, которые на тот момент были в плане. За них компания Ротенберга и получила 39 миллиардов рублей, что составляет примерно 364 миллиона в пересчете на одну скважину. Причем 30 процентов этой суммы «Газпром бурение» получила авансом. Наконец, совокупная стоимость тендера росла за счет дополнительных соглашений на освоение остальных скважин. Допсоглашения никто и нигде не публиковал, лишь в профиле госзакупки увеличивалась его совокупная стоимость и переносились сроки сдачи проекта. По последним данным, на Чаянде должно быть освоено 278 скважин, и именно за них «Газпром бурение» должна получить 89,7 миллиарда рублей — или по 323 миллиона за скважину.

Однако даже этот ценник завышен в разы. «Лента.ру» на условиях анонимности опросила представителей отрасли, которые работали на разных месторождениях России. По их словам, разработка на Чаянде действительно может стоить дороже, но явно не соответствует суммам, полученным «Газпром бурением». Скважины на Чаяндинском месторождении они называют «золотыми»: если сравнивать с Западной Сибирью — например, с Томской областью, — стоимость скважины на Чаянде выше в четыре-пять раз, а в сравнении с похожими месторождениями Ямало-Ненецкого автономного округа — в 2,5 раза.


ОПГ «ЧАЯНДА»

Щеголев пришел в «Газпром» в ноябре 2017 года и практически сразу обнаружил нарушение технологии бурения — как раз на примере с хвостовиками. О нарушении технологии Щеголев сообщил своему непосредственному руководству в производственно-техническом отделе (ПТО) — Николаю Еськину, Геннадию Вядро и Дмитрию Шпиню. В ответном письме на сообщение Щеголева (есть в распоряжении «Ленты.ру») Еськин прямым текстом угрожает ему увольнением.

Щеголев вывел разбирательство на уровень руководства всего филиала — «Газпром добычи Ноябрьск». В мае 2018 года о проблемах с хвостовиками узнал главный геолог и одновременно заместитель главы филиала Дмитрий Изосимов. Изосимов созвал комиссию, на которой должны были рассмотреть претензии к Еськину и принятым им решениям. Помимо главного геолога, в комиссии был глава блока бурения «Газпром добыча Ноябрьск» Александр Громов. Щеголеву пообещали разобраться, однако на деле никаких решений в течение полутора месяцев принято не было. Более того, за это время Щеголеву стало известно, что Громов, Шпинь, Еськин и сам Изосимов совершили служебный подлог и оказались авторами двойной сводки освоения Чаяндинского месторождения.

Фото: Алексей Мальгавко / РИА Новости

В соответствии с инвестиционной программой «Газпрома», у каждого крупного проекта должен быть план освоения, который должен заверяться Роснедрами. К началу 2018 года на Чаянде, согласно одобренному плану, должны были сдать 22 освоенных скважины, однако на деле их было только 16. Руководство филиала создало два типа отчетов: красивый фиктивный, где были сфабрикованы расчеты по 22 скважинам, и реальный, где отражались данные по 16 скважинам. «Красивые» данные регулярно отправлялись руководству компании в Санкт-Петербург, а реальные оставались исключительно для внутреннего пользования.

Проблема в том, что исполнение плана напрямую отражалось на размере премий топ-менеджмента, ответственного за разработку Чаянды. Мотив служебного подлога стал очевиден: некоторые премии достигали шестизначных сумм. На этом этапе Щеголев и его коллеги осознали, что им противостоит организованная и хорошо мотивированная группа, которой реальное положение дел на месторождении совершенно безразлично. Однако на помощь им пришла служба корпоративной защиты (СКЗ), которую Щеголев подключил для решения проблем, — именно ее давление и помогло делу сдвинуться с мертвой точки.


БРАТ ЗА БРАТА

Первой жертвой корпоративной баталии стал Еськин, однако увольнять непрофессионального руководителя никто не стал — ему просто дали уйти по собственному желанию. Произошло это только в июне 2018 года — спустя несколько месяцев после того, как его впервые поймали на грубом нарушении технологии. Вместо Еськина ПТО возглавил сперва Вядро, а позднее Шпинь, также задействованные в составлении двойной сводки для руководства «Газпрома». В эпизоде с хвостовиками отлично проявилась «братская солидарность» подрядчика и заказчика — «Газпром бурения» и «Газпрома». Представители первой компании по распоряжению главного технолога «Газпром бурение Краснодар» Булата Ахметова целенаправленно нарушали технологию при установке хвостовиков, а вторые — в лице Еськина и его руководства — покрывали эти решения.

Фото: Дмитрий Азаров / «Коммерсантъ»

Конфликт с руководством кардинально изменил отношения Щеголева с менеджерами филиала — они осознали риски и начали откровенно мешать его работе. Главный геолог филиала Изосимов и глава блока бурения Громов неоднократно в личных беседах намекали, а то и прямо говорили, чтобы Щеголев увольнялся (записи разговоров есть в распоряжении «Ленты.ру.«). Громов, кстати, хорошо знаком с «Газпром бурение Краснодар» — именно отсюда он пришел в «Газпром» в 2016 году и начал ставить подписи под сомнительными документами бывших коллег.

А пришедший на место Еськина Вядро в прямом смысле выхватывал служебные диски из рук Щеголева, лишь бы он не смог проанализировать данные по скважинам-«инвалидам». Вядро действовал по указаниям Громова, который после ухода Еськина стал его непосредственным руководителем. На этом грехи Вядро не заканчиваются: Щеголев и коллеги характеризуют его как слабого специалиста — исполнительного, но не способного брать на себя ответственность. Яркий пример низкой компетенции — спуск весной 2019 года насосно-компрессорной трубы без сертификатов и документов, что уже является грубым нарушением (подробности этого случая есть в докладе). Более того, труба оказалась непригодна для проводимых работ, ее пришлось поднимать обратно и менять на другую, — так одно неверное решение стоило компании недели работ и миллионов рублей.

К этому времени у Вядро уже сменился начальник: Громов за качественное исполнение обязанностей (на самом деле — из-за двойной сводки и подлога) пошел на повышение и перебрался в 307-й департамент «Газпрома» в Санкт-Петербург. На свое место Громов смог посадить старого знакомого — Антона Киселева. Именно к нему с требованием убрать Вядро обратились первым делом Щеголев и коллеги, апеллируя к слабой компетентности специалиста. Однако Киселев воспринял эти требования со смехом, фактически признав, что они были заодно, и никого убирать он не будет.

Фото: Игорь Евдокимов / «Коммерсантъ»

Отказ вынудил Щеголева и его коллег снова обратиться в службу корпоративной защиты (СКЗ) и выйти на новый уровень — на главу «Газпром добыча Ноябрьск» Игоря Крутикова. Первая реакция главы филиала вселяла надежду: он просил не выносить сор из избы (оставить все на уровне филиала) и обещал во всем разобраться. Крутиков даже лично приехал на месторождение и поговорил с возмущенными коллегами Щеголева. Первая встреча состоялась в июне 2019 года, спустя месяц ему напомнили про обещание, он заверил, что помнит и обязательно во всем разберется. В августе Щеголеву и его коллегам стало очевидно, что Крутиков ничего предпринимать не намерен. При очередной попытке выяснить статус решения проблем на месторождении Крутиков вспылил и начал обвинять сотрудников в том, что они «выкручивают ему руки». Подобный ответ не устроил Щеголева и коллег, и они пошли дальше — к высшему руководству «Газпрома» в Санкт-Петербург.


В «ЗЕНИТЕ» СЛАВЫ

Информацию о бездействии всего филиала в Ноябрьске Щеголев и его коллеги попытались донести до председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера. Главный болельщик футбольного «Зенита» вдаваться в подробности претензий не стал и переадресовал проблему на уровень ниже — в 307-й департамент, который возглавляет Сергей Меньшиков. Проблема в том, что Меньшиков — давний знакомый Крутикова, они долгое время работали в структурах «Газпрома» в Надыме. И Меньшиков переадресовал обращение Щеголева Громову — тому самому, который фигурировал в обращении Щеголева и который в результате двойной сводки пошел на повышение в Петербург. Так круг замкнулся, и разбирательство встало.

Тогда Щеголев и его коллеги решили обратиться с аналогичным обращением к председателю совета директоров Виктору Зубкову. Внутри «Газпрома» многие называют Зубкова чуть ли не первым лицом компании, у которого есть прямой выход на президента России Владимира Путина. Считается, что глава государства к мнению Зубкова прислушивается. Щеголев утверждает, что именно после выхода на Зубкова по их обращению «начались движения», а на уровне топ-менеджмента произошел серьезный разговор, — правда, проводить внутреннее расследование все равно поручили 307-му департаменту.

Алексей Миллер и Виктор Зубков. Фото: Александр Коряков / «Коммерсантъ»

Официально комиссию возглавил первый заместитель главы 307-го департамента Андрей Филиппов; непосредственное руководство комиссией осуществлял глава управления блока бурения 307-го департамента Дмитрий Бельский. Последний не скрывал своего пренебрежения ко всем обвинениям Щеголева и его коллег и под запись назвал все претензии инженеров враньем. Еще один представитель 307-го департамента — Валерий Артеменков — охарактеризовал обращение кляузой.

Созванные Филипповым эксперты целенаправленно срезали углы проблем, ссылаясь на какие-то собственные расчеты, игнорируя ранее утвержденные «Газпромом» и государством документы. На все технические возражения Щеголева и его коллег эксперты не давали четких ответов, скрываясь за расплывчатыми формулировками. Комиссия явно не была настроена всерьез оценивать риски одного из важнейших проектов страны, наоборот — они старались втоптать в грязь сотрудников филиала, хотя ни на один из вопросов по существу ответить не могли. Расклад сил и смысл собрания дал понять Бельский.

Очередная комиссия закончилась ничем. На следующий день Щеголев с коллегами думали, какой следующий шаг предпринять, однако его сделал сам Филиппов. На тот момент за комиссией и ее результатами уже следили на высшем уровне, что могло повлиять на решение Филиппова: после комиссии он вызвал к себе Щеголева и его коллег.


ШИЛО НА МЫЛО

При новой встрече в неформальной обстановке Филиппов признал, что практически по всем пунктам обращения Щеголев и его товарищи правы. Заместитель главы 307-го департамента рассказал и о проблемах с геологоразведкой, признал, что решение принималось без релевантных расчетов, что на всех давил Алексей Миллер, который требовал четкого решения. Он настаивал, что если в Китай не заходит Россия, то этот рынок займут США «со своим СПГ». Фактически Филиппов признал существование заявленных проблем и пообещал, что со всем разберется, но в ответ просил больше не выходить на Зубкова.

«Понимаете, он (Филиппов — прим. „Ленты.ру“) руки нам жал, обещал решить», — рассказывает Щеголев. Также Филиппов заявил, что по итогам комиссии им придется написать «отписку», так как в противном случае их просто «не поймут». Одним из аргументов Филиппова было обещание убрать Вядро и провести еще одно совещание, в состав которого войдут представители институтов «Газпрома». Совещание прошло в кабинете Филиппова в конце декабря, к нему Щеголев подготовил огромный доклад, в котором собрал сведения обо всех проблемах и ошибках при освоении Чаяндинского месторождения (есть в распоряжении «Ленты.ру»).

Фото: ПАО «Газпром»

Щеголев надеялся, что его наконец-то услышат, а накопившиеся проблемы начнут решать, но на декабрьском совещании его снова ожидал фарс. Представители институтов всячески старались сгладить углы и тон доклада Щеголева. По их словам, называть скважины с проблемами хвостовиков «инвалидами» — это очень грубо; проблемы там, конечно, есть, но они преувеличены. При этом все возражения Щеголева, который был готов на этой комиссии подтвердить все расчеты, ссылаясь на стандарты и документы, в корне рубились Филипповым. По словам Щеголева, замглавы 307-го департамента намеренно перебивал его, чтобы «не дать разнести позицию экспертов из институтов». Помимо Щеголева, Филиппова и представителей институтов на комиссии присутствовали Бельский, Артеменков и Громов.


ЗОЛОТАЯ КЛЕТКА

После комиссии у Филиппова снова состоялся персональный разговор с Щеголевым, на котором представитель 307-го департамента предлагал Щеголеву должности в институтах «Газпрома». Сам Щеголев сравнивает это предложение с золотой клеткой, где будет почетная должность, но реально влиять на проблемы он не сможет. Щеголев отказался от предложения, вместе с коллегами по филиалу они дали Филиппову несколько недель на то, чтобы он начал что-то менять, как обещал. Щеголев и его коллеги надеялись, что смогут добиться отставки Изосимова и Громова — главных ответственных за двойную сводку, а также Вядро, который намеренно мешал поиску проблемных скважин. Однако по факту должности лишился только Вядро, которого просто перевели на другую позицию в другом подразделении. Более того, после того, как конфликт приутих, его вернули — и сейчас Вядро снова работает на Чаянде.

Одним из ключевых требований была замена бурового раствора, однако после комиссии Филиппов отказался идти даже на этот шаг. Тут Щеголев и его товарищи окончательно поняли, что никаких изменений ждать не приходится, после чего поделились докладом с представителями службы корпоративной защиты (СКЗ) и рассказали, что Филиппов решать проблемы отказался. Обращение в СКЗ дало плоды: буквально через несколько дней на Чаянде объявили, что раствор будет заменен, но кадровых изменений так и не последовало.

Фото: Игорь Агеенко / ТАСС

«Его (Изосимова — прим. „Ленты.ру“) я убирать не буду, я с ним сработался. Да, по нему вопросы есть, но убирать не буду», — заявил Филиппов Щеголеву. Инженеры посчитали, что давление надо продолжать, так как реально на месторождении ничего не менялось, поскольку виновных не убирали с постов. Более того, Филиппов обиделся на Щеголева за его отказ от золотой клетки. Уже в январе 2020 года Филиппов перестал отвечать на письма и… обратился в СКЗ с жалобой на Щеголева, настаивая, что тот якобы оказывал на него давление.

В феврале 2020 года Щеголев вместе с коллегами поделились информацией с Минэнерго, Счетной палатой и силовыми структурами. В апреле Щеголев и представители Минэнерго наконец-то получили ту самую отписку, которую обещал Филиппов после октябрьской комиссии. В документе Филиппова приводились в основном те же аргументы, что и на декабрьской комиссии с экспертами из институтов: все углы срезались, а проблемы выставлялись не такими уж серьезными. Вместе с отпиской комиссия предоставила обновленную таблицу дебитов по скважинам (есть в распоряжении «Ленты.ру»).


«БЕЗУСЛОВНЫЙ УСПЕХ»

Согласно данным этой таблицы, подписанной главным геологом ноябрьского филиала Дмитрием Изосимовым, совокупная добыча Чаяндинского месторождения уже была на пределе и не выходила на проектную мощность, то есть не могла на протяжении 30 лет поставлять заявленные 25 миллиардов кубометров газа. В документе взяты данные на начало сентября 2019 года, из которых следует, что на тот момент было сдано в общей сложности 158 скважин, из которых 34 скважины оказались полностью «сухими», еще 15 скважин оказались со сниженными дебитами, которые достаточно быстро станут «нулевыми», а 109 скважин выходят на плановый уровень добычи. Если 20 «сухих» скважин — это 7 миллиардов рублей ущерба, то 34 скважины уже около 12 миллиардов.

Расчеты, предоставленные в отписке Филиппова и заверенные Изосимовым / «Газпром добыча Ноябрьск»

Проблема только в том, что комиссия занизила плановые дебиты в 1,62 раза — с 250 тысяч кубов, как это было в утвержденном Роснедрами плане, до 154,7 тысячи. По словам Щеголева, таблица с дебитами скважин, составленная комиссией Филиппова, — это новый служебный подлог, который ничего общего с реальностью не имеет. Он настаивает, что цифры в ней нарисованы и взяты с потолка, никаких вразумительных расчетов комиссия не предоставила.

Причем даже эти данные доказывают правоту Щеголева и его коллег: Чаянда уже не выходит на проектную мощность, текущий уровень добычи оценивается в 12,9 миллиарда кубов в год. Если предположить, что оставшиеся из 278 скважин будут из второй категории (с высоким уровнем добычи), то выполнять план поставок в Китай Чаянда сможет всего пару лет. При сохранении текущей динамики месторождение не выйдет на плановый уровень в принципе, а финансовые потери компании вырастут кратно: если 20 «сухих» скважин оценивались примерно в 330 миллиардов рублей, то 34 «сухих» скважины — это более 500 миллиардов потерь в пересчете на 25 лет упущенной прибыли.

Отписка Филиппова вынудила Щеголева сделать еще один шаг «наверх»: о нарушениях в освоении ресурсной базы «Силы Сибири» он сообщил в департамент экономической безопасности в топливо-энергетическом комплексе (ТЭК) министерства энергетики. Более того, на действия фигурантов двойной сводки Щеголев пожаловался в правоохранительные органы, по некоторым из них уже началась проверка. Повторное обращение по итогам отписки Филиппова также получили Алексей Миллер, Виктор Зубков и руководитель службы корпоративной защиты (СКЗ) Сергей Хомяков. Примечательно, что свое повторное обращение Щеголев отправил фактически в последний рабочий день — с 1 апреля 2020 года он уже не является сотрудником структур «Газпрома» — он попал под «плановые сокращения внутри филиала».


ПРИЕМНАЯ «ДОЧЬ»

Вячеслав Щеголев утверждает, что в связи с многочисленными нарушениями на Чаянде дальнейшее управление и разработку месторождения на себя возьмет новая структура — «Газпром инвест», а непосредственно отвечать за результаты будет бывший глава 307-го департамента Всеволод Черепанов. Передачу Чаянды «Газпром инвесту» «Ленте.ру» подтвердили и в самой компании. Однако новое лицо только кажется таковым: Черепанов возглавлял 307-й департамент с 2010-го по 2019 год, являясь также членом правления всей госкомпании. Выходит, что большая часть нарушений на месторождении произошла в период его руководства и подпадает под его ответственность, так как именно 307-й департамент отвечает за все ключевые месторождения.

Всеволод Черепанов. Фото: ПАО «Газпром»

Уход Черепанова из 307-го департамента объяснить сложно, реальные причины этого неизвестны. Однако потерю кресла в правлении одной из крупнейших компаний страны и получение вместо этого должности замглавы одной из «дочек» вряд ли можно назвать повышением. «Дочкой» оказалась та самая «Газпром инвест», куда Черепанов пришел как раз в апреле 2019 года. Правда, долго на этом месте Черепанов не задержался: уже в июле он получил должность главы «Газпром георесурса» и попавшей под санкции «Газпром геологоразведки» — той самой, которая проводила большинство изыскательных работ на Чаянде.

Перед Черепановым стояла задача объединения двух близких по задачам «дочек» в одну и создание одной эффективной компании, которая по итогам реструктуризации получила название «Газпром недра».

Примечательно, что на место Черепанова сел его старый знакомый — бывший начальник Сергей Меньшиков. Топ-менеджеры продолжительное время работали в еще одной «дочке» — «Газпром добыча Надым», причем Меньшиков был боссом Черепанова с 2008-го по 2010 год, когда Черепанов ушел в 307-й департамент. С апреля 2019 года Меньшиков сам возглавил 307-й департамент, таким образом снова став начальником Черепанова по внутренней иерархии компании.

Если информация Щеголева соответствует действительности, то Черепанова фактически возвращают «на старый участок — решать старые проблемы». На фоне изменений в управлении Чаяндой нынешнего главу «Газпром добыча Ноябрьск», по информации Щеголева, также могут сменить, а операционное управление месторождением перейдет новой структуре — «Газпром инвесту» или еще одной «дочке» под ее началом.


ДАРОМ НЕ НУЖЕН

В сентябре 2019 года президент России Владимир Путин в ходе встречи с главой «Газпрома» Алексеем Миллером поручил рассмотреть возможность использования ресурсов Иркутской области, Красноярского края, а также Ямала для поставок газа по западному маршруту — в Китай через Монголию.

Владимир Путин и Алексей Миллер. Фото: Михаил Климентьев / РИА Новости

Фактически глава государства тогда поручил оценить целесообразность «Силы Сибири-2», необходимость которой на тот момент была совершенно неочевидна: об интересе к еще одному газопроводу из России «наши китайские партнеры» еще ни разу публично не заявляли. Лишь в июне 2019 года во время встречи президента Монголии Халтмагийна Баттулги, председателя КНР Си Цзиньпина и президента России Владимира Путина по итогам саммита Шанхайской организации сотрудничества стороны высказали «готовность изучить технико-экономическое обоснование газопровода».

Публичное обоснование проекта появилось только в феврале 2020 года, и из уст российского министра энергетики Александра Новака звучало неубедительно. Аналитики и эксперты также не верят в реальный интерес Китая к новому мегапроекту.

Сомнений добавляет недавно открытое газовое месторождение в юго-западной провинции Сычуань. Объемы месторождения сопоставимы с Чаяндой и, по предварительным оценкам, превышают один триллион кубометров.


ДВОЙНОЕ ДНО

О старте проработки строительства «Силы Сибири-2» было объявлено менее чем через месяц после обращения к руководству «Газпрома» о проблемах на Чаянде — ресурсной базе первой «Силы Сибири». Более того, дата окончательного одобрения президентом России непроработанного проекта — 27 марта — подозрительно совпадает с информацией Вячеслава Щеголева, который примерно в то же время обратился в Минэнерго и в третий раз вышел на руководство госкомпании.

Подозрительно изменился маршрут нового газопровода, история которого берет свое начало в 2006 году, когда проект еще носил рабочее название «Алтай». Первоначальный проект предполагал, что труба пройдет рядом с Павлодарской областью Казахстана и попадет в перемычку между Монголией и Казахстаном. При этом целесообразность проекта ставилась под сомнение еще тогда, так как Китаю нужен газ на востоке страны — именно там находятся основные производственные мощности.

Однако к апрелю 2020 года проект изменился кардинально. Теперь труба должна протянуться от Бованенковского месторождения на Ямале через всю Россию до Байкала, вблизи которого перейдет границу Монголии и дальше пойдет на Китай. Примечательно, что в новой версии газопровода появилась перемычка с первой «Силой Сибири» — во всех предыдущих планах прямой связи двух газопроводов в Китай не предусматривалось. Столь радикальное изменение первоначального плана опять же вызывает сомнения в том, что делается это ради Китая. Пресс-служба «Газпрома» изменение первоначального маршрута комментировать отказалась.

Актуальный проект «Силы Сибири-2» ПАО «Газпром»

Первоначальный проект «Силы Сибири-2» (газопровод «Алтай») ПАО «Газпром»

С точки зрения долгосрочных поставок нет смысла создавать себе проблемы в лице нового транзитера — Монголии, которой придется платить за поставки, да и сам Китай всегда настаивал на прямых поставках — без посредников. В первоначальном плане «Силы Сибири-2» труба должна была пройти напрямую в Китай. Более того, в условиях эпидемии коронавируса, которая уже обвалила мировую экономику, ожидать роста спроса на газ в ближайшее время не приходится.

Все эти факты позволяют сомневаться в целесообразности и проработанности нового мегапроекта; они также косвенно подтверждают, что руководство страны знает о проблемах на месторождениях для «Силы Сибири» и таким образом просто хочет подстраховать горе-проект поставками с Ямала. Сколько будет стоить «работа над ошибками» — пока не сообщалось. Стоимость проекта «Алтай» оценивалась в 2006 году в сумму от 4,5 до 13,6 миллиарда долларов (с поправкой на инфляцию — от 5,9 до 17,8 миллиарда долларов), или от 437 миллиардов рублей до 1,3 триллиона рублей. Стоимость газопровода «Сила Сибири» в 2018 году оценивалась в 1,1 триллиона рублей. Выходит, что совокупные потери от проблем на Чаянде могут превысить 1,5 триллиона рублей, — если новый газопровод не получит трубопроводного продолжения в Китай, то вся затея с экспортом газа «нашим китайским партнерам» может не окупиться никогда.

Национальное достояние еще никогда не было так близко к провалу. Ради спасения международной репутации в ход идут новые мегапроекты и триллионы рублей, в том числе из денег российских налогоплательщиков. Россия — мировой лидер по доказанным запасам газа — правда, миллионы россиян по-прежнему не могут оценить этот факт по достоинству: газа в их домах по-прежнему нет. В условиях снижения спроса на российские поставки сейчас, вероятно, самое время отказаться от пренебрежения к собственным гражданам и повернуться к ним лицом. Ведь, как учит нас «Газпром», мечты все же сбываются.

Помимо «Газпрома», «Лента.ру» направила запросы в Министерство энергетики России и компании-партнеру «Газпрома» по «Силе Сибири» — China National Petroleum Corporation (CNPC). На момент выхода публикации ответов не поступило.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Куда делся «Южный Поток»?

Магистральный газопровод «Южный поток» должен был связать Россию со странами Запада в обход Украины. Россия надеялась таким образом закрепить дружеские отношения с европейскими странами Балканского полуострова, а также снизить риски транзита газа по территории Украины. Согласно утвержденному плану, труба должна была пройти по дну Черного моря от компрессорной станции «Русская» на российском побережье до квартала Галата города Варны на побережье Болгарии.

Стройка началась в декабре 2012 года, а первые поставки планировались уже в конце 2015-го. Однако в апреле 2014 года Европарламент принял резолюцию, которая критиковала проект и призывала европейские власти отказаться от газопровода. Резолюция не имела обязывающей силы, Еврокомиссия не обсуждала заморозки проекта, однако российская сторона публично возмутилась подобной риторикой и сама отказалась от проекта.

В декабре 2014 года во время переговоров в Турции об этом решении объявил президент России Владимир Путин. Тогда же он анонсировал, что «Южный поток» будет трансформирован в «Турецкий поток», мощность проекта была сохранена на уровне 63 миллиардов кубометров газа. В январе 2020 года газопровод был с помпой открыт, в церемонии участвовали президенты России, Турции, Сербии и болгарский премьер. На текущем этапе идут переговоры о продолжении газопровода в Европу — в Болгарию, Сербию и далее — в Венгрию и Австрию.

[2] Как считали госзакупки:

Для подсчета этой суммы использовались данные портала государственных закупок, на котором все государственные структуры должны публиковать официально проводимые тендеры. Сперва были найдены все закупки по Чаяндинскому месторождению, после чего были отсортированы те, которые касались только разведки месторождения: бурение разведочных скважин, анализ керна, создание проектной документации, прогнозирование запасов месторождения и скважин, создание геологических моделей месторождения и т. д.

В общей сложности в ручном режиме было проанализировано около 200 тендеров, из которых 161 госзакупка вошла в выборку. Часть тендеров не состоялась, часть была отменена, а часть была засекречена, — всего в подсчет вошли 142 тендера, размещенные в период с 8 февраля 2013 года по 17 апреля 2020-го. Однако эти цифры могут быть больше, так как далеко не все работы проводились через госзкаупки. Более того, «Газпром» до сих продолжает вести геологоразведку на Чаянде, проводя многомиллионные тендеры


Источник


Автор Егор Поляков / Lenta. RU

Фото: Дмитрий Азаров / «Коммерсантъ»

Сейчас на главной
Статьи по теме

Популярное за неделю