Маленькая модель революции

kajaleksei 1.11.2019 15:23 | Общество 37

История с Шамсутдиновым (и подобные случаи) наглядно демонстрирует с чего и почему начинаются все настоящие народные восстания. Казалось бы, ситуация безнадежна, на стороне классовых врагов, и власть, и сила, и богатство, и знания… но все это не приносит им успеха и они, внезапно, терпят позорное поражение перед гневом отчаявшихся людей (народа или человечества в целом).

Кроме того, в этом случае интересна реакция общества на неуставные отношения, мол, раз неуставные, значит это проклятая «дедовщина». Вместе с тем, вопрос далеко не столь однозначен. Непонятно почему все неуставные отношения стали считать дедовщиной, а дедовщину стали считать чуть ли ни самой главной проблемой в армии и самым страшным, а то и единственным из неуставных отношений.

А ведь изначально в дедовщине (как явлении) вообще не было ничего плохого. Она заключалась в опеке старых опытных солдат над новобранцами. Но, в последующем, все извращения армейской жизни, с чьей-то легкой руки стали называть именно дедовщиной. Хотя, в современной армии РФ дедовщины (в истинном смысле этого слова) не может быть в принципе, за неимением дедов, ведь вся срочная служба теперь всего один год, считая учебку…

Попробую перечислить все основные виды неуставных отношений, которые были, есть и будут возникать в армейской среде:

1. Собственно дедовщина, возникающая на почве неравенства (в знаниях, опыте, умениях, силе и т.д.) между солдатами различных сроков службы.

2. Землячество, явление паразитирования меньшинства, объединенного по территориальному (месту призыва) или национальному признаку, над остальным неорганизованным меньшинством (зачастую, независимо от срока службы).

3. Понятия, принципы общежития, вынесенные из мест заключения. Суровая иерархия и паразитирование меньшинства (объединенного и организованного по разным неформальным признакам) над всеми остальными.

4. Офицерский террор, когда все или некоторые (объединенные в шайку) офицеры активно улучшают качество своей жизни, за счет всех остальных. Иногда, бывает беспричинным, когда офицер или группа офицеров удовлетворяет свои садистские наклонности, пользуясь служебным положением.

5. Диктатура прапоров (хотя, связь явления и звания «прапорщик» здесь достаточно условна, главным жуликом вполне может оказаться и полковник, и даже — генерал), как правило, заключается в тотальном разворовывании всего что не прибито (а то что прибито, отрывают и тоже разворовывают) и активной борьбе с теми, кто мешает этим занятиям. Часто сочетается с офицерским террором, той части воинского коллектива, который состоит в доле, и не мешает (или помогает) воровскому бизнесу. Впрочем, эту сферу сильно подкосил Смердюков и его друзья… Найти что украсть там теперь очень непросто.

При этом надо понимать, что «неуставные отношения» далеко не всегда сопровождаются нарушениями устава. Каждый командир знает, что любого его подчиненного можно до смерти (в прямом смысле этого слова) замучить не выходя за рамки устава, строго по закону (особенно, это касается солдат-срочников).

Кстати, очень часто армейские садисты плохо понимают, что наиболее распространенная пытка, которой подвергают солдат срочников — лишение (ограничение) сна, приводит не только подавлению воли, но и к помрачнению сознания. В большинстве случаев, неадекватное поведение солдат связано именно с этим фактором. Причем, часто ситуация усугубляется другими пытками (лишением отдыха, унижениями, недоеданием и т.д.).

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора