Какой была Русская Америка

Игорь Черевко 23.09.2019 17:58 | История 115

235 лет назад, 22 сентября 1784 года, на острове Кадьяк, что в 90 километрах южнее побережья Аляски, было основано первое постоянное русское поселение под названием Павловская гавань. Оно стало форпостом для дальнейшего освоения территорий, которые войдут в историю как Русская Америка.

Загадочная «Большая земля»

Освоение русскими северо-западного побережья Северной Америки началось в первой половине XVIII века. Толчком к нему послужила серия Камчатских экспедиций, начатых в 1724 году по указу Петра I для поиска мест, пригодных для основания портов и исследования северной части Тихого океана. В ходе них, в 1732 году, вышедший из Нижнекамчатского острога (впоследствии – город Нижнекамчатск) бот «Святой Гавриил» под командованием военного геодезиста Михаила Гвоздева и подштурмана Ивана Фёдорова достиг побережья Аляски в районе мыса Гвоздева (ныне – мыс Принца Уэльского) и исследовал около 300 километров побережья. При этом Гвоздев описал и нанёс на карту побережье полуострова, а также встреченные острова и проливы. Признано считать, что «Святой Гавриил» стал первым европейским судном, достигшим берегов Аляски.

В 1732 году, вышедший из Нижнекамчатского острога (впоследствии – город Нижнекамчатск) бот «Святой Гавриил» под командованием военного геодезиста Михаила Гвоздева и подштурмана Ивана Фёдорова достиг побережья Аляски в районе мыса Гвоздева (ныне – мыс Принца Уэльского)

В 1741 году экспедиция под руководством Витуса Беринга продолжила изучение аляскинского побережья и Алеутских островов. Интересно, что участвовавший в экспедиции географ и этнограф Якоб Линденау сообщил в своём отчёте о возможно существовавшем на Аляске раннем русском поселении:

«…И они, чукчи, от своих жилищ на ту землю ходят байдарами и с той земли привозят посуду деревянную, подобную русской. И по разглагольствованию тех чукч имеется чрез русских людей известие доподлинно так, что якобы купецким людям двенадцатью кочами минувших лет за семьдесят или более к Колымскому среднему зимовью, где прежде ярмонга бывала, для торгу пошедших и от сильных морских погод друг от друга разошедшихся, иные в Камчатку проплыли, а иные к тому острову, который Большой Землёю называется, пристали и тамо жительствующими народами совокупившиеся, у них поженились и расплодились…».

Судя по описанию, речь может идти об участниках плавания Семёна Дежнева, в 1648 году открывшего Берингов пролив. Во время разбушевавшегося шторма несколько кочей вместе с людьми были потеряны из виду и о их дальнейшей судьбе ничего не было известно. Не исключено, что им удалось добраться до американского берега.

Как бы то ни было, официально первые постоянные русские поселения на Аляске и Алеутских островах появляются в конце XVIII века. Их возникновение связано с именами русского купца Григория Шелихова и промышленника Александра Баранова.

«Отцы» Русской Америки: Григорий Шелихов и Александр Баранов

В конце 1770-х годов переселившийся из родной Белгородской губернии в Сибирь купец Григорий Шелихов решает заняться пушным промыслом и торговлей мехами, а вскоре получает известия о новом выгодном бизнесе. Знакомые купцы рассказывают ему о буквально кишащих морскими бобрами прибрежных водах Алеутских островов. Мех этих животных, называемых также морскими выдрами, очень ценен, и торговля им сулит баснословные прибыли.

22 сентября 1784 года русский купец Григорий Шелехов основывает русское поселение под названием Павловская гавань, после чего предпринимает карательную экспедицию вглубь острова

Шелихов раздумывал недолго, и вскоре снаряжает несколько промысловых экспедиций к Алеутским островам, а в 1783 году основывает в Иркутске вместе со своими товарищами – купцами братьями Голиковыми, Северо-Восточную компанию для пушного промысла на Алеутах и в Северной Америке.

В том же году вместе с компаньонами на трёх кораблях он отправляется к берегам «бобровых» островов. Потеряв во время шторма одно из судов и перезимовав на острове Уналашка, Шелихов на следующий год продолжает плавание, высаживаясь на острова Алеутской гряды и исследуя их. В конце концов, он причаливает к большому острову Кадьяк, где решает основать постоянное поселение.

Компаньоны пытаются отговорить его, считая затею слишком рискованной из-за враждебности местных жителей, незадолго до этого перебивших отряд русских охотников. Но Шелихов непреклонен.

22 сентября 1784 года он основывает русское поселение под названием Павловская гавань, после чего предпринимает карательную экспедицию вглубь острова. Истребив, по разным данным, от 500 до 2000 алеутов и взяв в плен в качестве заложников ещё тысячу, он спокойно продолжает строительство поселения.

Вскоре о деяниях Шелихова узнаёт императрица Екатерина II, которая жалует его золотой медалью и серебряной шпагой «за открытие островов в Восточном океане». Дело в том, что правительница России мечтала о создании заморской колониальной империи. Так, вплоть до своей смерти она стремилась «отсудить» у Англии остров Тобаго у северного побережья Бразилии и остров Святого Андрея (ныне – остров Джеймс) в африканской Гамбии, которые ещё в середине XVII века были приобретены курляндским герцогом Яковом и заселены несколькими сотнями жителей Курляндии. Правда, вскоре Яков внёс острова в качестве залога под взятые им у Англии кредиты, и с тех пор та распоряжалась ими как своими владениями.

Поскольку Курляндия вошла в состав России, Екатерина II считала, что права на острова перешли к её империи и готова была выплатить Англии компенсацию, на что правительство «туманного Альбиона» неизменно отвечало вежливым отказом. Так что заморское предприятие Шелихова пришлось императрице по душе.

Тем временем Шелихов решает расширить торговую экспансию в Северной Америке, мечтая превратить своё предприятие в подобие Ост-Индской компании. В 1790 году он сходится с успешным иркутским промышленником Александром Барановым и предлагает тому стать главным представителем и управителем Северо-Восточной компании непосредственно на американской территории. Сам же Шелихов будет заниматься делами предприятия из «главного офиса» в Иркутске. Баранов соглашается и вскоре прибывает на Кадьяк. В последующие годы ему удаётся основать на Алеутах и непосредственно на Аляске несколько новых поселений, главным из которых становится Ново-Архангельск (первоначально – Михайловская крепость, ныне – Ситка) на острове Баранова в Александровском архипелаге (острова у юго-восточного побережья нынешнего штата Аляска, в 600 километрах севернее канадского острова Ванкувер).

В 1795 году Шелихов скончался, и Северо-Восточная компания поступает под управление его наследников, среди которых выделяется Николай Резанов, зять промышленника, правитель канцелярии Гавриила Державина, кабинет-секретаря Екатерины II, впоследствии ставший реальным прототипом героя поэмы Александра Вознесенского «Авось», на основе которой будет поставлена известная рок-опера «Юнона и Авось».

После смерти российской императрицы Резанов прибывает ко двору Павла I и назначается обер-секретарём Правительствующего сената. В 1799 году он убеждает императора создать на базе промыслов Шелихова Российско-американскую компанию (РАК). Её представительство учреждается в Санкт-Петербурге, а члены императорской фамилии становятся пайщиками.

После дворцового переворота новый император Александр I приближает Резанова к себе, а развитие Русско-Американской компании и приобретение новых владений в Северной Америке признаётся делом государственной важности.

Правда, самому Резанову сосредоточиться на нём не удаётся. В 1802 году, после смерти жены, он, оставшись один с двумя малолетними детьми на руках, погружается в глубокую депрессию, а на следующий год император назначает его, наряду с адмиралом Иваном Крузенштерном, начальником первой русской кругосветной экспедиции на кораблях «Надежда» и «Нева». Причём Крузенштерн был обязан отчитываться перед Резановым и подчиняться всем его приказам.

Тем временем ситуация в Русской Америке резко осложнилась. Торговая экспансия, до тех пор успешно шедшая под руководством способного Александра Баранова, за свои заслуги награждённого именной золотой медалью на ленте Святого Владимира и получившего чин коллежского асессора (аналог армейского звания полковника), дающего право на потомственное дворянство, натолкнулась на неожиданное препятствие. Вожди воинственного племени индейцев-тлинкитов, проживавших на юго-восточном побережье Аляски и на островах Александровского архипелага, где расположилась Михайловская крепость, призвали свой народ к восстанию, дабы изгнать русских со своей земли и покончить с их промыслом в индейских «территориальных водах».

Началась жестокая трёхлетняя русско-тлинкитская война.

Война с индейцами

В отличие от пусть и беспокойных, но замирённых алеутов, главным занятием которых была рыбная ловля, тлинкиты были воинственным племенем. Их общая численность в начале XIX века достигала 10 тысяч человек, поделённых на родовые кланы, постоянно враждовавшие между собой. Мужчин готовили к ратному делу с раннего детства. Мальчиков с трёхлетнего возраста заставляли закалять своё тело, принимая ежедневные «ванны» в ледяной воде, а также регулярно пороли, приучая стойко переносить физическую боль. И хотя тлинкиты не брезговали рыбной ловлей и торговлей, война была для них главным делом, а смерть в бою – проявлением высшей доблести.

Купец Александр Баранов, приняв предложение Григория Шелехова, стал главным представителем и управителем Северо-Восточной компании непосредственно на американской территории

Мастера рукопашной схватки и отменные лучники, воины этого племени носили деревянные плетёные «доспехи» и деревянные шлемы, вырезанные из древесных корней, изображавшие морды хищных животных. Шлем надевался на меховую шапку и застегивался снизу кожаным ремешком.

Понятие «своей земли» для тлинкитов было священным, и любого, кто нарушал границы охотничьих угодий конкретного клана – сухопутные или морские, ждала неминуемая смерть, а клану, к которому он принадлежал, объявлялась война.

Неудивительно, что русских, ведущих пушной и рыбный промысел в этих местах, индейцы воспринимали как врагов. Поначалу все ограничивалось бесследным исчезновением высадившихся на берег охотников или одиноких рыбаков. Но в начале 1802 года вождю одного из наиболее влиятельных кланов по имени Катлиан удалось убедить своих «коллег» временно объединиться и выступить единым фронтом против русских.

Было решено атаковать Михайловскую крепость – главный оплот Русской Америки на юго-востоке Аляски. 23 мая 1802 года, дождавшись, когда основная часть русских и алеутов ушла из гавани на промысел, Катлиан во главе шестисот индейцев, напал на крепость, где оставалось 15 человек, и перебил их. На следующий день он вырезал небольшую партию вернувшихся промысловиков, а затем, посадив своих воинов на каноэ, направился к проливу Фредерик, где находилась основная промысловая партия численностью 165 человек. Индейцы обрушили на них дождь из стрел, после чего ринулись на абордаж. Были убиты почти все промысловики, лишь несколько человек смогли добраться до берега и были подобраны командой английского брига, находившегося неподалёку от места схватки.

Общие потери от этой операции индейцев составили 224 человека (24 русских и 200 алеутов). Но самое главное, Русско-американская компания лишилась своего восточного форпоста – Михайловской крепости.

Александр Баранов немедленно стал готовиться к ответным действиям. Он послал галиот «Святой Александр Невский» с подкреплением и провизией в русскую факторию Якутат, расположенную между полуостровом Аляска и захваченной индейцами территорией в окрестностях Михайловской крепости. Однако сил для отбития крепости явно не хватало, и конец 1802-го и весь 1803 год прошли в мелких стычках между разведывательными отрядами русских и индейцев.

Наконец, в 1804 году была собрана экспедиция в составе небольших, но вооружённых пушками кораблей «Ермак», «Александр», «Екатерина» и «Ростислав» со 150 русскими на борту, которые сопровождала флотилия байдарок с 700 алеутами. Во главе предприятия встал сам Баранов. В сентябре отряд высадился на остров, на котором стояла Михайловская крепость, в которой засело порядка ста индейцев, часть которых была вооружена ружьями. Был предпринят общий штурм, но тлинкиты отбили его, причинив большой урон нападавшим, причём Баранов получил ранение.

Больше двух недель шла осада и бомбардировка крепости из корабельных орудий. В конце концов, индейцы, потеряв треть воинов убитыми, покинули свои укрепления. Над Михайловской крепостью был снова поднят русский флаг. А вскоре здесь начнётся строительство нового поселения под названием Ново-Архангельск.

Но война не закончилась. В 1805 году вставшие во главе тлинкитов вожди Танух и Лушвак повели своих воинов на северо-запад и подошли к фактории Якутак. Она была взята и сожжена, а находившиеся в ней русские и туземцы перебиты или взяты в плен. Узнавшие об этом члены партии купца Демяненкова, незадолго перед тем вышедшие в море на промысел, решили плыть на Кадьяк, но попали в шторм, из-за которого утонули почти все суда и 270 человек.

Воодушевлённые своей победой индейцы продолжили поход и вскоре оказались у стен Константиновской крепости, построенной в эскимосском поселке Нучек. Оставив свои основные силы в устье Медной реки, Танух во главе отряда из 70 воинов прибыл в крепость и заявил её коменданту Ивану Репину, что хочет наладить торговлю с проживавшим на этих землях эскимосским племенем чугачей. Комендант, ещё не знавший о судьбе Якутата, разрешил Тануху остаться. Однако вечером того же дня в крепость явился невольник-чугач, бежавший от индейцев, засевших у Медной реки, и рассказал Репину об их планах. Комендант, в свою очередь, сообщил обо всём старейшинам чугачей. Те пригласили Тануха на праздник в соседнюю деревню, и, дождавшись ночи, вместе со своими соплеменниками убили всех спутников индейского вождя, а его самого взяли в плен. Узнав об этом, основной отряд индейцев, лишившийся предводителя, попытался на каноэ выйти из Медной реки в море, однако лодки были разбиты бурунами, и большинство воинов погибло. Оставшиеся выбрались на берег и были поголовно перебиты чугачами. Сам Танух, заточённый в крепости, покончил с собой.

Провал похода привёл к разногласиям среди тлинкитов, за которыми последовала междоусобная война, в которой клан покойного Тануха был истреблён. Ослабленные распрями индейцы согласились на перемирие, и трёхлетняя война была окончена. Однако тлинкиты продолжали оставаться угрозой для русских. В частности, при появлении промысловых партий, они выходили в море на каноэ и стреляли из луков и ружей по морским животным, заставляя их уплывать и делая, таким образом промысел невозможным.

Также русские охотники и служащие Российско-Американской компании, отваживавшиеся выходить за пределы факторий и крепостей, регулярно пропадали без вести. Всё это не только препятствовало промыслу, но и серьёзно замедляло освоение новых земель в регионе.

«Юнона» и «Авось». Смерть Резанова

В то время, как на юго-востоке Аляски разгоралась война с индейцами, Николай Резанов продолжал плавание в составе кругосветной экспедиции. Его отношения с Крузенштерном, который вынужден был отчитываться перед «сухопутным гражданским», не задались с самого начала. После нескольких громких ссор оба начальника экспедиции стали общаться исключительно с помощью записок. Резанов заперся в каюте, и просидел в ней до тех пор, пока русские корабли не прибыли в Японию, где он должен был, по заданию Александра I, заключить торговое соглашение со «страной восходящего солнца», чьи власти, на протяжении последних 150 лет проводили политику изоляционизма.

Русский дипломат и путешественник Николай Резанов и дочь коменданта калифорнийской крепости Хосе Дарио Аргуэльо, Кончита, должны были сочетаться браком, но Резанов умер по дороге в Санкт-Петербург, где должен был получить разрешение на брак от Александра I

Однако миссия полностью провалилась. Проживший в ожидании аудиенции у японского императора полгода в Нагасаки, Резанов получил ответ, что тот не желает ни принимать его, ни торговать с Россией. Русский посланник, по словам очевидцев, «впал в бешенство», и, наговорив массу дерзостей в адрес императора и его подданных, вернулся на ожидавший его все это время в гавани русский корабль, после чего отплыл в Петропавловск.

Здесь его ожидал новый удар. Стало известно, что Александр I наградил Крузенштерна орденом Святой Анны II степени, а Резанову пожаловал только шкатулку, осыпанную бриллиантами, и исключил из состава кругосветной экспедиции, повелев провести инспекцию русских владений в Америке.

Современники полагали, что после смерти любимой жены Резанов находился в состоянии психического расстройства, чем объяснялись его конфликт с Крузенштерном, «самозаточение» в каюте и бурный «демарш» при получении послания от императора Японии.

Как бы то ни было, при инспектировании Русской Америки он проявил себя весьма деятельно и разумно.

Прибыв в 1805 году в отбитую у индейцев Михайловскую крепость, носящую уже новое имя – Ново-Архангельск, он был поражён увиденным. Немногочисленные поселенцы находились на последней стадии физического истощения, многие едва могли ходить. Оказалось, что недавно доставленная в поселение партия продовольствия оказалась полностью испорченной. Что и неудивительно, учитывая, что её везли через всю Сибирь в Охотск, а оттуда морем к берегам Америки.

Резанов немедленно принял меры и приобрёл у английского купца Джона Вульфа корабль «Юнона» с грузом продовольствия, которое немедленно раздал поселенцам. Однако запасов еды было явно недостаточно, и он решает наладить торговлю с испанцами, которым в то время принадлежала Калифорния. Если бы это удалось, Ново-Архангельск больше не испытывал бы проблем со снабжением. По приказу Резанова строится корабль «Авось», который вместе с «Юноной» направляется в залив Сан-Франциско, на берегу которого стояла испанская крепость.

Прибыв сюда в марте 1806 года, Резанов устанавливает дружеские отношения с губернатором Верхней Калифорнии Хосе Арильягу и комендантом крепости Хосе Дарио Аргуэльо, с дочерью которого,15-летней Кончитой, у него завязывается роман. Трудно сказать, был ли он проявлением страсти, внезапно вспыхнувшей в сердце 42-летнего мужчины, или Резанов руководствовался дипломатическими соображениями и интересами Русско-Американской компании, но, в конце концов, несмотря на различия в вере, родители Кончиты помолвили «молодых». Однако решение о браке должно было приниматься на «высшем уровне», для чего Резанову следовало получить разрешение на брак с католичкой у Александра I, который бы затем обратился с ходатайством к Папе Римскому.

Тем временем, необходимое продовольствие было закуплено, и июне 1806 года Резанов вместе с «Юноной» и Авось» вернулся в Ново-Архангельск. Трюмы обоих кораблей буквально ломились от 2156 пудов пшеницы, 351 пуда ячменя и 560 пудов бобовых.

После прибытия в Ново-Архангельск Резанов направил Баранову проект создания в Калифорнии постоянного русского аграрного поселения для снабжения продовольствием Русской Америки, после чего отплыл в Охотск, куда добрался в сентябре. Несмотря на наступившую распутицу, он отправляется верхом в дальний путь в Красноярск, намерен уже оттуда ехать в столичный Санкт-Петербург.

По дороге он несколько раз проваливается под лёд при переправах через реки, и вскоре заболевает. Проведя в беспамятстве две недели, он упорно продолжает путь, но, внезапно теряет сознание, и упав с лошади, сильно ударяется головой о камень. Полностью измнного Резанова довозят до Красноярска русские купцы. Здесь он две недели мечется в горячке, и 1 марта 1807 года умирает.

Так трагически окончилась жизнь одного из наиболее активных сторонников расширения русского мира в Америке. Добавим, что спустя пять лет в Калифорнии, в полном соответствии с проектом Резанова, будет основано русское поселение – крепость Росс, более известное как Форт- Росс.

От расцвета к закату

Несмотря на регулярно возникавшие проблемы со снабжением, развитие Русской Америки оставалось в приоритете у правителей России. Так, в 1806 году император Александр I утвердил особый флаг Русско-американской компании. Это был традиционный российский триколор, в левом верхнем углу которого размещался двуглавый орёл с красным щитом на груди, на котором был изображён Георгий Победоносец. Под ним располагалась надпись «Россійской Американской Компаніи». Это был первый специальный флаг, дарованный российским правительством частной компании.

30 марта 1867 года в Вашингтоне состоялось подписание договора о передаче всех русских владений в Америке правительству США. В обмен Россия получала компенсацию в размере семь миллионов 200 тысяч долларов

С 1804 года административным центром Русской Америки становится Ново-Архангельск. К 1819 году в нём постоянно проживало 200 русских и порядка тысячи туземцев. Были построены начальная школа, церковь, мастерские и судоверфь.

Под руководством Александра Баранова регулярно снаряжались экспедиции для исследования тихоокеанского побережья Северной Америки и внутренних районов Аляски. Были установлены торговые связи с Китаем, Гавайями и испанской Калифорнией, где в 1812 году была основана русская торговая фактория Форт-Росс.

Интересно, что в 1817 году на Гавайских островах русскими была основана Елизаветинская крепость. Это стало возможным после того, как на Гавайи, по поручению Баранова, прибыл доктор Георг Шеффер, который должен был установить торговые отношение с наиболее влиятельным гавайским вождём по имени Камеамеа.

После того, как Шеффер вылечил заболевшего вождя и его жену, Камеамеа проникся к нему доверием и изъявил желание принять российское подданство. Также он пожаловал доктору и его спутникам земли и несколько селений на острове Кауаи. Шеффер тут же «переименовал» протекавшую по этим землям реку Ханапепе – в Дон, а двум местным вождям, в торжественной обстановке, «даровал» русские фамилии – Платов и Воронцов.

Тогда же началось и строительство крепости, и вскоре над солнечными Гавайями взвился флаг Российско-американской компании.

Однако немного спустя, под давлением американских торговцев, опасавшихся конкуренции со стороны русских, Камеамеа расторг все ранее заключённые договоренности, и русским пришлось оставить крепость, которая использовалась гавайцами до 1864 года под названием Хипо.

Что касается Баранова, то после 28-летнего управления территориями Русской Америки, у него начались проблемы со здоровьем, и в 1818 году он выходит в отставку и отправляется в долгое плавание в Петербург. Однако, как и Резанову, ему не суждено было достичь столицы империи. 28 апреля 1819 года, в возрасте 73 лет, он скончался на борту корабля вблизи острова Ява.

К этому моменту общая площадь русских владений в Америке достигала 1,5 миллиона квадратных километров. Вся эта территория, административно входившая в Сибирское генерал-губернаторство (а после его разделения – в Восточно-Сибирское генерал-губернаторство), была поделена на отделы, управлявшиеся конторами. Всего русскими было основано около 60 населённых пунктов, в основном – небольших факторий.

При этом общая численность русского населения не превышала 1000 человек. Это были по большей части служащие Российско-американской компании, работавшие по контракту в качестве начальников артелей, приказчиков, руководителей контор и промысловых партий. Контракт обычно заключался на семь лет, после чего люди возвращались обратно в Россию. Впрочем, были и те, кто решил остаться. В 1835 году они были отнесены к сословию колониальных граждан.

Основное население и рабочую силу Русской Америки составляло местное население – алеуты, эскимосы, аляскинцы и т.д. Отдельную прослойку составляли дети от смешанных браков между русскими и туземцами. К 1860 году таких насчитывалось более трёх тысяч.

Ещё в 1793 году на остров Кадьяк прибыла православная миссия во главе с архимандритом Иоасафом (епископом Кадьякским). На острове был построен храм, а монахи приступили к миссионерской деятельности. В 1840 году в Ново-Архангельске была образована Камчатская, Курильская и Алеутская епархии. Помимо обращения местных жителей в православие, монахи строили школы и больницы, улаживали судебные споры. К 1867 году в русских колониях в Америке насчитывалось более пяти тысяч туземцев, принявших православие.

С 1820 по 1860-е годы русскими промышленниками и исследователями было предпринято множество экспедиций во внутренние районы Аляски, следствием чего стало подробное картографирование этого региона и его дальнейшие освоение.

Однако во второй половине XIX века отношение российских властей к Русской Америке изменилось. После неудач в Крымской войне, многие сановники, в том числе члены императорской фамилии, стали предлагать избавиться от этих «неэффективных» территорий.

Основными аргументами были никуда не девшиеся проблемы со снабжением, затратность (ежегодные государственные бюджетные дотации РАК достигали 200 тысяч рублей) и уязвимость русских колоний в случае войны. Предлагалось сосредоточиться в первую очередь на освоении и развитии Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Укрепили позиции сторонников избавления от владений в Америке и участившиеся в 1850-х годах нападения туземцев на русские фактории. Причем, казалось бы, замирённые тлинкиты даже попытались захватить Ново-Архангельск. К этому времени Россия уже лишилась владений в Калифорнии: в 1841 году Форт-Росс был продан американскому предпринимателю Джону Саттеру за 42, 8 тысячи рублей серебром.

А в конце 1860-х годов император Александр II одобрил продажу Аляски. 30 марта 1867 года в Вашингтоне состоялось подписание договора о передаче всех русских владений в Америке правительству США. В обмен Россия получала компенсацию в размере семь миллионов 200 тысяч долларов.

18 октября 1867 года, в 15 часов 30 минут, специальный представитель Российской империи, капитан II ранга Алексей Пещуров, прибыв на борт стоявшего в гавани Ново-Архангельска американского военного шлюпа «Оссипи», подписал официальный протокол о передаче Аляски США. Русская Америка прекратила своё почти вековое существование.

Вместе с ней остановилась и деятельность Русско-Американской компании. Все её служащие до конца 1868 года были вывезены на родину. В бывших русских колониях осталось около сотни человек, о которых попросту «забыли». Несмотря на их многочисленные ходатайства о переселении на Дальний Восток, это, из-за бюрократических проволочек, так и не было сделано. А после начала на Аляске «золотой лихорадки» в конце XIX века, «забытые» русские и их дети больше не стремились в Россию, сами став старателями, владельцами магазинов и баров, либо нанимаясь проводниками в партии разноплемённых золотоискателей.

Итоги

Сегодня сложно сказать, насколько оправданным было решение о продаже русских владений в Америке. В пользу этого говорит их полная дотационность и сложившаяся в конце 1860-х годов непростая для России внешнеполитическая обстановка: обострение «восточного кризиса», необходимость защиты русских интересов в Средней Азии и в Приморье, укрепление добрососедских отношений с США в противовес враждебной Англии. Против – потеря обширных территорий на американском континенте, которые, как оказалось впоследствии, богаты не только пушниной и морским зверем, но и золотом. Так, прибыль США от золотодобычи на Аляске, в период с 1896 по 1915 годы составила более 200 миллионов долларов – почти в 30 раз больше, чем было выручено за её продажу Россией. Правда, справедливости ради, следует отметить, что в конце 1860-х годов никто в мире и не подозревал об этих скрытых в недрах полуострова богатствах.

Как бы то ни было, существование Русской Америки остаётся одной из интереснейших и необычных страниц нашей отечественной истории. Истории, основательно подзабытой на родине. В то время как память о ней осталась не только в географических названиях аляскинских рек, островов и проливов, названных именами Баранова, Шелихова и других пионеров освоения этой далекой земли. Многие эскимосы и алеуты до сих пор исповедуют православие, благо епархия Аляски до сих пор существует и входит в Православную церковь Америки. Её кафедральным центром является город Ситка, бывший русский Ново-Архангельск.

Также русские слова стали неотъемлемой частью языков туземного населения Аляски.

В Калифорнии, на месте, где стоял Форт-Росс, воссоздана русская крепость, которая вместе с прилегающей территорией, объединена в национальный парк деревянного зодчества. Кстати, именно в Форт-Россе русскими были построены первые в Калифорнии ветряные мельницы и впервые разбиты фруктовые сады и виноградники.

Удивительно, но американцы сохранили даже остатки Елизаветинской крепости на Гавайях. В 1966 году её руины были объявлены Национальным историческим памятником США под названием «Исторический парк «Русский форт Елизаветы».

И напоследок ещё один интересный факт. В октябре 2004 года на территории Национального исторического парка Ситки, неподалёку от одноименного города, на священной для индейцев поляне, рядом с тотемным столбом вождя тлинкитов Катлиана, развязавшего войну с Русско-американской компанией, был торжественно заключён мирный договор между Советом вождей племени тлинкитов и Российской Федерацией. В его подписании, по условиям индейцев, приняла участие Ирина Афросина – прямой потомок первого правителя Русской Америки Александра Баранова, специально для этого прилетевшая из Москвы. До сих пор тлинкиты считали себя в состоянии войны с русскими, так как перемирие, подписанное между ними и Барановым в 1805 году, было заключено без совершения необходимых священных индейских обрядов. Теперь же всё было сделано по правилам, и длившееся около 200 лет состояние войны между Россией и индейцами, завершилось законным миром.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора