Как царское правительство победило финансовую панику в первый дни Первой мировой

Алексей Волынец 20.10.2019 15:43 | История 39
©World History Archive / Vostock photo

«Бумаги летели стремительно вниз. Продавцов было сколько угодно, а покупателей никого…», – писала 26 июля 1914 г. газета «Русское слово». Одно из самых многотиражных изданий царской России описывало положение на столичной фондовой бирже в разгар «июльского кризиса», когда все крупнейшие державы Европы стремительно катились к большой войне. Именно биржи и ценные бумаги оказались самыми чуткими к первым раскатам военного грома. «Такого смятения не было ни перед последней балканской, ни даже перед Русско-японской войной…», – надрывались в те дни газеты. Накануне всеобщей мобилизации, 29 июля, царский Минфин распорядился временно прекратить биржевые торги в столице. Любопытно, что это совпало по времени с закрытием бирж в Германии, а крупнейшие биржи Франции и Австро-Венгрии к тому моменту не работали уже вторые сутки.

Изначально торги на главной бирже Российской империи прекратили всего на 3 дня. По свидетельству очевидцев, биржевые игроки встретили это решение «взрывом патриотического «ура!». Однако 1 августа (в тот день Германия объявила войну России), когда прозвучало новое решение – о закрытии столичной биржи на неопределенный срок, криков «ура» уже не было слышно. Экономическая паника, начавшись на рынке ценных бумаг, спустилась вниз – от финансовых профессионалов и биржевых игроков к широким массам населения. Как писали газеты, «растерянность, первоначально проявлявшаяся на верхах делового мира, быстро перекинулась на низы…»

Напуганный войной обыватель поспешил в банки, чтобы на всякий случай забрать свои деньги со счетов и вкладов. За первую неделю с момента объявления войны банки в России выдали на руки 352 млн руб. Положение осложнялось тем, что, согласно довоенным нормам, кредитные организации имели наличности в кассах не более 7,5% от объемов их обязательств. Так, по статистике царского Минфина, 47 крупнейших акционерных банков Российской империи на 1 июля 1914 г. имели «наличную кассу» всего в 220 млн руб. при общем объеме обязательств по счетам и вкладам почти 2,5 млрд.

За рубежом, во Франции, Бельгии, Австро-Венгрии и позднее в Италии, власти с началом войны пресекали панику вкладчиков административными мерами, вводя мораторий на истребование средств со счетов. Французским банкам уже в начале августа 1914 г. запретили выдавать вкладчикам более 100 франков (около 35 руб.) в месяц на человека.

Российские власти поступили иначе – Госбанк заблаговременно начал массированную выдачу кредитов частным банкирам. Если к середине июля 1914 г. акционерные коммерческие банки были должны государству 179 млн руб., то за следующие две недели их долг государству более чем удвоился. С 16 июля по 1 августа 1914 г. крупнейшие частные банки получили из казны 385 млн руб. Такие затраты были очень чувствительны в разгар мобилизации и накануне первых боев – почти десятая часть довоенного бюджета империи! Однако именно эти вливания позволили частным банкам России не только пережить панику вкладчиков, но и сохранить бесперебойную систему платежей и расчетов.

Стабильность кредитной системы поспособствовала и росту доверия к Госбанку. На его счета перетекла часть средств, изъятых вкладчиками из коммерческих банков, – за первые две недели войны средства частных лиц на счетах и вкладах главного кредитного учреждения России выросли с 209 млн до 357 млн руб.

Уже к концу августа 1914 г. паника вкладчиков в России пошла на спад. Обыватель, наблюдая стабильность банковской системы, потихоньку начал нести деньги обратно. В итоге к началу 1915 г. общая сумма рублей, находившихся в кредитных учреждениях на счетах и вкладах, почти достигла довоенных объемов. Во всех иных сферах начавшийся мировой конфликт вскрыл массу проблем отечественной экономики, и лишь банковская система страны на этом фоне выглядела островком благополучия. Ее кризисы и потрясения были впереди.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора