Языковая «зараза» Украины: на чьи деньги внедряют укромову

Наталья Залевская 16.01.2021 13:35 | Общество 60

Фото: globallookpress.com

Главный надзиратель за внедрением укромовы Тарас Креминь (официальный «титул» — уполномоченный по защите украинского языка) во время записи интервью на центральном украинском канале был доволен. Его расплывшееся в улыбке круглое лицо в последнее время не зря мелькает на экранах телевизоров и страницах ведущих украинских интернет-агентств.

«Розмовляты только на держмове»

Свершилось… На тридцатом году независимости удалось-таки «протолкнуть ряд нормативно-правовых документов на уровне Кабинета министров и Верховной рады», которые, по сути, закрепили языковую политику этноцида на Украине (геноцида в понимании Конвенции ООН).

Как якобы противоречащие украинскому законодательству, были отменены решения местных территориальных общин о поддержке региональных языков, создан полицейский аппарат «надзирающих» за исполнением языкового закона, введена система штрафов для ослушников. Главная же «вишенка на торте» жителей Украины ожидает 16 января этого года. Именно в этот день, согласно 30-й статье языкового закона, украинская сфера обслуживания с клиентами и посетителями должна заговорить на укромове. Это коснётся предприятий торговли (супермаркетов, магазинов, АЗС), учреждений культуры (библиотек, музеев, театров), образования (кружков и различных секций), здравоохранения (диагностических центров и лабораторий).

Словом, весь спектр услуг должен разговаривать только на укромове, исключение — если клиент сам попросит обращаться к нему на другом языке. Как тут не возгордиться проделанной работой по «защите» украинского языка! Но одно дело декларативные заявления, другое — реальная картина происходящего, которая далека от выдумок украинской пропаганды.

Языковой прессинг для русскоязычных

На днях независимое исследование интернет-гиганта Google опровергло заявления апологетов укромовы о доминировании в стране украинского языка. Оказалось, что «более 90% заходов в интернет с территории Украины — на русском языке». Более того, согласно последним опросам Центра социсследований Разумкова и группы «Рейтинг», около 7 млн русскоязычных граждан Украины хотят, чтобы русский язык был государственным. Если взять цифры по регионам: на западе это около 100 тысяч человек, в центре — 500 тысяч, на юге (без Крыма) — 1,5 млн и на востоке (без части Донбасса) — 5 млн. И это довольно большая цифра, если сравнить с населением той же Чехии, Дании или Болгарии. То есть в стране, несмотря на ползущую политику языкового этноцида, 20–25% населения не потеряли национальную идентификацию и самоназвание и, видимо, смогут вернуть всё это назад, стоит только измениться политической обстановке.

Именно на этих людей направлен прессинг языкового закона. Это их голосов боится главный языковой надсмотрщик Креминь, подбадривающий сам себя заявлениями, что, дескать, «не надо бояться 16 января». Именно поэтому так дотошно допытываются украинские журналисты у него насчёт готовности Украины соблюдать 30-ю статью языкового закона. Их очень интересует, как действовать и куда обращаться, если вдруг кто-то заговорит с ними не на «державном» языке.

Согласно заверениям Креминя, у них, то есть у русскоязычных граждан Украины, работающих в сферах здравоохранения, кинематографа, рекламы, в учреждениях образования и науки, было достаточно времени для подготовки. «Это совершенно справедливо, культурно и толерантно, когда такой важный закон имплементируется постепенно ради лучших условий освоения и развития государственного языка. Мы должны держаться пути, по которому прошли страны Балтии, в которых устойчивая демократия», — заявляет языковой омбудсмен. Несогласных с этим «путём», тех же венгров или румын Закарпатья, записав во врагов украинской «демократии», уже подвергают уголовной и политической травле.

Кричать «караул», если ответят по-русски…

А в это время принявший вальяжную позу Креминь на украинском канале продолжает разъяснять русскоязычной аудитории, как надо говорить на укромове. Оказывается, достаточно знать всего лишь несколько слов, чтобы тебя оставили в покое. «Я в шутку вспоминаю одного персонажа из советской классики — Эллочку-людоедку, вот ей хватало 30 слов для общения со всеми и обо всём! Поэтому тем, кто не может понять, что сфера обслуживания — это не высокие технологии и не классика мирового искусства, я всегда говорю: подготовьте себя к тому, что надо иметь смелость изучить 50–100 слов или фраз и тем самым обеспечить своего клиента, гражданина Украины, необходимой информацией или услугами на государственном языке. Этим проявляется любовь к стране», — старается блеснуть эрудицией Креминь.

Но остаётся некая напряжённость, неуверенность насчёт русскоговорящих и других иноязычных регионов: венгерских, румынских, гагаузских, болгарских и пр. Печатная продукция там, как и везде, выходит на укромове, но что касается живого общения, жители этих регионов упорно продолжают говорить между собой на родном языке. И этот простой факт вызывает сильную тревогу и ярость украинских национал-шовинистов.

«А вдруг в заведении общепита официантка обратиться ко мне на русском языке или ответит так же? Какими должны быть мои действия? — спрашивает дотошная украинская журналистка у языкового омбудсмена. — Если я захочу защитить свои языковые права, каким образом я могу это сделать? Написать заявление, обратиться к вам? Каким образом?» И тут, как продвинутый европейский «демократ», главный надзиратель пускается в туманные пояснения о том, что якобы «всегда можно найти общий язык, и он может быть не только украинский, а прежде всего — человеческий». А что касается «разговоров о появлении «страшной» языковой полиции, которая будет следить, кто на каком языке говорит», так это не соответствует действительности. Однако главный уполномоченный блефует, загодя разработав механизм наказания для языковых «нарушителей».

Кнутом и пряником

При выявлении «нарушения», то есть общения с клиентом не на том языке, например на русском, венгерском или ещё каком-то другом (Украина многонациональна), уполномоченный или его представитель объявляет фирме первое предупреждение, зафиксированное в акте. Повторное нарушение считается злостным, в этом случае составляется протокол и выписывается постановление о штрафе в размере 5100–6800 гривен. Повторное административное нарушение в течение года влечёт штраф до 11 900 гривен.

По мнению заместителя председателя Комитета по внешней политике, информации и информационным технологиям, депутата Народного совета ДНР Ирины Поповой, «что касается успокоительных речей языкового омбудсмена Украины Креминя, убаюкивание общественного сознания является одной из фишек украинского национал-шовинизма». «Подобным убаюкиванием, в частности, занимался ещё Вячеслав Черновол, который на заре обретения Украиной «незалежности» обещал, что еврей будет жить на Украине, как в Иерусалиме, а русский — как в Москве. Между тем уже на протяжении многих лет на Украине оскверняются еврейские памятники, а по улицам маршируют бандеровцы с лозунгами «Москаляку на гиляку». К усугублению ситуации приведёт и деятельность рьяного украинизатора, и команды его стукачей.

Креминь, согласно украинскому законодательству, легально будет работать с анонимами и стукачами, которые ему на электронную почту будут доносить на соседей и окружение, что ещё активнее будет раскалывать общество уже не только на официальном, но и на низовом, бытовом уровне», — говорит Попова.

Кроме полицейских мер, ведомством языкового надзора разработаны так называемые мотивационные мероприятия, направленные на привлечение общества к использованию укромовы. На днях был принят план первого этапа (до 2022 года) «стратегии» популяризации укромовы до 2030 года под девизом «Сильный язык — успешное государство». К ключевым пунктам «стратегии» относятся: отслеживание, как осуществляется тотальная украинизация на всех уровнях получения образования; закрепление на законодательном уровне ассимиляционных процессов в общинах нацменьшинств; формирование восприятия укромовы среди населения как элемента национальной безопасности; расширение сферы применения укромовы детьми и молодёжью и пр.

«Хотите работать — выучите украинский язык, сдайте экзамен и получите государственный сертификат об уровне владения государственным языком», — заявляет Креминь, в качестве последнего довода указав на заинтересованность в языковом вопросе… американцев! Оказывается ряд международных организаций, среди которых Европейская бизнес-ассоциация, Американская торговая палата, инвестировали в языковое законодательство, в частности в «институт» языковых надсмотрщиков, значительные суммы, на которые, между прочим, есть где размахнуться.

На днях омбудсмена в самое сердце поразило гнусное «приспособленчество» ряда ведущих телерадиокомпаний, которые, начиная свои передачи с «доброго дня» на украинском, подавляющую часть программ вели на русском языке. «Это недопустимо. Я не хочу, чтобы мой ребёнок смотрел на то, как разжигается вражда между людьми», — кипел Креминь. По мнению взывающего к соблюдению цивилизационных норм омбудсмена и ему подобных национал-шовинистов, русский язык нужно запретить, поскольку это «язык раздора и вражды». Апологеты украинства, захватив власть в стране, надеются перекроить её под себя, под свои установки и законы.

Извечный вопрос «что делать?»

Сейчас на Украине с принятием языкового закона чётко прослеживается нарушение нескольких базовых статей украинской Конституции (10, 11, 24), гарантирующих развитие и защиту как русского языка, так и языков нацменьшинств. На этот счёт есть заключение Венецианской комиссии.

Новомодные ссылки украинских национал-шовинистов на тот факт, что якобы укромова — это лингвистический «интегратор», лживы. Для них «интегрировать» русскоязычное население и нацменьшинства, говорящие на 70 языках, значит ассимилировать население за счёт вытеснения языков, невозможности получать образование на родном языке и даже общаться на нём в быту. Правда, для Евросоюза здорово прогнулись, оставив в языковом законе абзац о развитии крымско-татарского языка и тех нацменьшинств, которые говорят на языках Евросоюза (румынского, болгарского и пр.).

В итоге всё, что сейчас делается на Украине в языковой сфере, направлено только на одно — дискриминацию русскоязычного населения, первым пунктом которой является полный запрет русского языка.

Довольно безрадостная картина, которая в то же время служит указанием к действию. А именно к объединению всех русскоязычных на Украине по примеру закарпатских венгров, которых, к слову, всего 150 тысяч человек. Они научились отстаивать свои интересы. Другого пути разрешения этого вопроса пока не предвидится.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю