Эпидемии и общество

anlazz 19.07.2020 10:10 | Альтернативное мнение 43
Фото отсюда

В прошлом посте было сказано, что главной причиной военных конфликтов выступает наличие т.н. «элит» и их потребность в конкуренции друг с другом. На этом фоне возникает вопрос: а существуют ли, вообще, проблемы у человечества, не связанные с данной особенностью? В смысле – а есть ли какой-то иной источник страданий, за исключением наличия «лучших людей» и их выяснения того, кто же является «самым лучшим»? Разумеется, может показаться, что ответ на него элементарен: ну, в самом деле, разве не существует огромного числа т.н. «природных бед». Т.е., то, что принято считать за «естественные» катаклизмы: пожары, наводнения, засухи, цунами, землетрясения, извержения вулканов, наконец, эпидемии самых различных заболеваний. Которые возникают – вроде-как – не по воле правителей и хозяев. Но это только иллюзия, поскольку на самом деле это не так.

Возьмем, например, пресловутые эпидемии. Тем более, что эта тема сейчас более, чем раскрученная в связи с «пандемией коронавируса», и очень многие ее «тайные механизмы» оказываются на виду. Но вначале хочется напомнить немного довольно недавней истории. В том смысле, что многие из нас помнят шуточную песню Владимира Семеновича Высоцкого про занятие гимнастикой. Ну да, ту самую: «вдох глубокий, руки шире…» и т.д. и т.п. Есть там и такой куплет: «Очень вырос в целом мире гриппа вирус — три-четыре! —ширится, растёт заболевание» — с жизнеутверждающим окончанием – «Если хилый — сразу в гроб! Сохранить здоровье чтоб —применяйте, люди, обтирания

Так вот, на самом деле речь тут шла об очень серьезном заболевании, защититься обтираниями от которого было вряд ли возможно. А именно – о т.н. «Гонконгском гриппе» (вызываемом вирусом H3N2), эпидемия которого пришлась на 1968-1970 годы. От данного гриппа тогда умерло от 1 млн. до 4 млн. человек. (Такая разница объясняется тем, что основным местом протекания данного заболевания послужили густонаселенные районы Южной Азии. Где в то время эпидемиологический учет был налажен очень плохо.) Впрочем, определенный ущерб был нанесен и другим континентам. Скажем, в США от данного гриппа умерло 38 тыс. человек. (С учетом других диагнозов, понятное дело, скончавшихся было больше.) Во Франции к концу 1968 скончалось 25 тысяч, причем значительное число погибших относилось к работникам «транспортной сферы». (Например, среди железнодорожников в данной стране болело более 15% работников.) В ФРГ количество погибших достигало 40 тысяч человек.

* * *

Наверное, на этом фоне может показаться, что шутки над подобной темой выглядят неуместными. Но это немного не так, поскольку песня Высоцкого была адресована жителям СССР, для которого данная «зараза» оказалась практически незаметной. Да, именно так: одна из самых серьезных эпидемий 1960-1970 годов в нашей стране практически не нанесла потерь, и поэтому честно могла рассматриваться населением как всего лишь очередная «респираторная инфекция». С которой бороться действительно можно интенсивными физическими упражнениями, баней, ну и чаем с малиной. Причина этого, разумеется, банальна: в 1968, 1969 и 1970 годах наша страна не имела многочисленных и неуправляемых туристических потоков из различных государств и континентов. Которые, собственно, и стали главными распространителями «гонкогского гриппа» по всему миру. (Если говорить конкретно о Штатах, то там основным «каналом» поступления вируса послужил находящийся во Вьетнаме воинский контингент. Впрочем, для СССР подобный путь так же был закрыт.)

Кстати, в советской туристической сфере эпидемия «отработана» была крайне быстро – в том смысле, что работникам гостиниц и ресторанов, гидам и водителям, контактирующим с иностранцами, было дано указание носить маски (которые тогда выдавали бесплатно). Что же касается массового мытья рук и выполнения других элементарных приемов гигиены, то для нашей страны в то время это было нормой. Тем не менее, уже в 1969 году в стране была разработана вакцина против вируса H3N2, вызывающего данное заболевание. Это, кстати, прекрасно показывает суть современного «прогресса» — при котором скорость создания вакцины оказывается примерно той же самой.И это при огромном росте возможностей вычислительной техники, при технологиях «секвестирования генома» и прочих громких словах – которые единственно, во что выливаются, так это в создание красивых картинок с изображением вирусов. (Ну, еще во всевозможные заявления о том, что «SARS-CoV-2 – это не грипп»!).

Таким образом, страшную эпидемию «гонконгского гриппа» в СССР практически не заметили. Вот «местная» эпидемия холеры, произошедшая в 1970 годах на побережье Черного и Каспийского морей – та да, оказалась более значительной. И то – значительной она стала исключительно для жителей указанных регионов, где вводились карантинные мероприятия, а так же – для прибывших туда отдыхающих. Поскольку те, кто не был связан с указанными регионами, по существу, могли узнать о происходящем только из скупых газетных заметок. (На самом деле – вопреки мнению антисоветчиков – никто подобные события не замалчивал. Но и ставить на первые страницы сведения о локальной вспышке заболевания, которая затрагивала только жителей нескольких областей, никто не собирался.)

Впрочем, и с данной заразой удалось справиться относительно малыми силами. В том смысле, что на карантин были «посажены» только несколько населенных пунктов. Самым крупным из которых была Одесса, однако там, фактически, продолжалась обычная жизнь. Работали предприятия, магазины и даже рынки – разумеется, с учетом постоянной санитарной обработки поверхностей. (Которая как раз для холеры является действенной формой борьбы.) В результате чего экономические потери от данной эпидемии были ничтожными: ну да, определенные затраты на организацию карантинных мер, на мобилизацию медиков, на санобработку и даже выплату зарплат тем, кто оказался в зоне ограничений в период отпуска была. Но по сравнению с общими объемами нормально функционирующей экономики страны, все это было почти незаметным. Поэтому и данная эпидемия оказалась практически вытесненной из общественного сознания: многие про нее узнали только в этом году, на фоне общего интереса к подобным событиям. (И да: количество погибших от холеры тогда составило не более 100 человек! Притом, что данное заболевание даже на современном уровне считается очень серьезным.)

* * *

В общем, можно сказать, что в советское время особых проблем, связанных с инфекционными заболеваниями, наша страна не испытывала. В том смысле, что, конечно, массовые распространения болезней иногда случались – скажем, те же вспышки холеры фиксировались неоднократно – но они успешно блокировались медицинскими и санитарно-эпидемиологическими мерами. Поскольку последние применялись именно тогда, когда они имеют максимальный смысл – на момент зарождения эпидемии. (А не тогда, когда никакого эффекта – за исключением обнищания населения – они дать не могли, как это произошло с эпической «самоизоляцией» апреля-июня данного года.) Впрочем, не меньшее значение тут имело и то, что в СССР отсутствовали бесконтрольные и слабо структурированные «человеческие потоки», кои являются главной причиной быстрого распространения заболеваний.

Кстати, общее число перемещающихся по стране людей тогда было больше, нежели сейчас: в том же 1970 году пассажирооборот железнодорожного транспорта составил 194 млрд. пассажиро-километров (без учета пригородного сообщения). Для примера: в 2018 году подобный показатель для РЖД оказался 96,3 млрд. пассажирокилометров. (Понятно, что СССР был больше, нежели РФ, но, во-первых, подавляющая часть ж/д перевозок и тогда была в пределах РСФСР. А, во-вторых, разница более, чем в два раза все равно значительна.) Однако «советские перемещения» были полностью контролируемы – например, как уже говорилось, было возможно «отследить» тех же курортников в зараженных районах и «блокировать» их на обсервации.

Наверное, тут нет смысла даже пытаться сравнить это с тем, что наблюдалось в этом году. Когда, с одной стороны, жизнь всего населения страны – включая самые отдаленные села – оказалась практически блокирована борьбой с коронавирусом. (Закрылись школы, больницы и даже парикмахерские.) А с другой – происходило (и происходит до сих пор) беспрепятственное распостранение инфекции по всей стране. Причем не в форме навязшего в зубах «бессимптомного носительства» — которое, ИМХО, есть сомнительно – а в виде ставшей классической для «гриппоподобных болезней» формы распространения, при которой человек с очевидными клиническими признаками заболевания (включая высокую температуру) продолжает ходить на работу и даже – ездить по стране. Поскольку «работать надо», а компенсировать потерю работы никто никому не будет. (Все известные мне примеры заражения «ковидом» происходили именно подобным образом – от «ярковыраженных» носителей!)

То есть, можно четко сказать, что вопрос распространения эпидемий, а главное – воздействия их на людей – тесно связан с типом общественного устройства. Причем – не просто с типом общественного устройства, а с той его (типа) особенностью, которая определяет цели и основания действий социума. С тем, «настроено» ли оно на удовлетворение потребностей «лучших людей» — или же на благо всех остальных. Кстати, «лучшие» от текущей эпидемии – при всех ее погибших и огромных экономических потерях большинства – однозначно выиграли: количество миллиардеров в той же РФ за время «коронакризиса» выросло с 99 до 101 человека, а их совокупное состояние увеличилось на 62 млрд. долларов. Впрочем, у американских «хозяев жизни» положение улучшилось еще сильнее: они сумели «заработать» на «ковиде» целых 434 млрд. долларов.

Ну, а выводы отсюда каждый может сделать сам…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю