BREXIT: После выхода

Павел Кухмиров 23.12.2020 9:27 | Политика 55

Фото: pixabay.com

На фоне затмевающих друг друга новостей о коронавирусе и затянувшихся выборах в США на второй план отошла тема, вне всякого сомнения, являющаяся одной из ключевых в реальной политике Европы, а значит и всех, кто с ней связан, включая и нашу страну. Тема, от которой во многом напрямую зависит политическое будущее старого континента, — Brexit.

Вот уже год, как был дан официальный старт этому процессу. И уже совсем скоро должны наступить его реальные последствия. А они имеют шансы быть самыми неожиданными. Ведь дело в том, что Лондон и Брюссель так и не договорились об условиях сделки, по которой Евросоюз соглашался бы отпустить Британию с миром.

А это значит, что самый неприятный сценарий т. н. «Brexit без сделки» рискует стать реальностью. И уже 1 января 2021 года на берегах Ла-Манша может снова появиться то, чего не было уже много лет: таможня.

Впрочем, это по-прежнему считается максимально экстремальным вариантом развития событий. Состоится ли он — по-прежнему большой вопрос.

Не вызывает вопросов другое: Великобритания выходит из ЕС и этого не остановить.

Какой же может быть система её взаимоотношений с Европой после выхода? И какими могут быть дальнейшие отношения независимых британцев с главным игроком нынешнего ЕС — Германией?

Brexit, несомненно, до крайности вымотал обе стороны. Усталость от него сейчас царит и в Лондоне, и в Брюсселе. Они не находят компромисса, и жёсткий выход без торговой сделки уже фактически стал реальностью.

Так или иначе, понятно, что в будущем именно двусторонние отношения будут иметь большее значение в этом вопросе, нежели контакты с евробюрократией. А значит, общение с Германией уже сейчас становится для британцев приоритетным направлением.

Brexit победителя

Усталость от Brexit стала важным фактором победы Бориса Джонсона на выборах в декабре 2019 года. Его запоминающийся девиз предвыборной кампании «Закончить Brexit» включал в себя обещание положить конец постоянным «перекидываниям ответственности» между правительством и парламентом, между Лондоном и Брюсселем и, наконец, снова заняться другими проблемами через три долгих года безрезультатной борьбы.

Борис Джонсон заявлял, что у него есть «готовая сделка», которая откроет стране путь к долгожданному суверенитету. Что одиннадцатимесячного переходного периода после выхода в конце января 2020 года будет достаточно для заключения соглашения с ЕС.

После долгой неопределённости вечно оптимистичный Джонсон пообещал своим соотечественникам «пробудиться от личиночного существования в виде красочной бабочки». Он обещал населению «Brexit победителя».

Но на самом деле исполнения его обещаний ждали и в Брюсселе тоже. И в не меньшей степени их ждали в Берлине. Усталость от Брексита ощущалась и ощущается по обе стороны пролива, отделяющего Британию от континента.

Но время практически вышло, а прогресса нет.

Всё по-прежнему

До окончания переходной фазы остаются считанные дни, и уже очевидно, что соглашение не будет достигнуто. Переговоры зашли в тупик, и обе стороны ждут, когда другой что-либо предпримет.

Основными предметами разногласий, в которых стороны не желают друг другу уступать, являются рыбная ловля и протекционизм, так называемые «равные правила игры», при этом основное внимание уделяется тому, какая государственная помощь может предоставляться компаниям и гражданам на суверенном острове.

Пока ни Брюссель, ни Лондон не готовы отойти от своих максимальных требований, принципиальных с обеих сторон.

Поэтому постепенно на первый план выходят два вопроса.

Во-первых, что на самом деле ещё возможно в переговорах в принципе? Потому что для того, чтобы сделка (даже если каким-то чудом её успеют заключить) стала юридически обязывающей, по крайней мере, британский и европейский парламент должны с ней согласиться.

А во-вторых, какие двусторонние связи теперь можно установить или укрепить между Германией и Соединённым Королевством, чтобы не провалиться в глубокую яму в 2021 году?

Скорее всего, в дальнейшем эти страны все вопросы будут решать именно друг с другом, по возможности минуя общеевропейских посредников.

Пока же продолжающийся без сделки Brexit ложится на Британию тяжёлым бременем.

В ближайшее время ей в пожарном порядке предстоит решить целый ряд вопросов, от пограничного контроля и налаживания поставки лекарств до разрешений на посадку в аэропортах.

После многочисленных недоразумений и обвинений, имевших место в последние несколько месяцев, взаимное доверие весьма серьёзно подорвано; а фактический провал переговоров подорвал его ещё больше.

Германо-британские отношения

«Закончить Brexit», как обещал Борис Джонсон, возможно, было легко с юридической точки зрения, но на самом деле ЕС и Соединённое Королевство так или иначе проведут ближайшие годы в переговорах.

И таковым положение дел будет вне зависимости от того, чем закончится нынешний кризис.

Это означает, что двусторонние отношения, которые в прошлом поддерживались под общей крышей ЕС, снова становятся более важными. Что уже само по себе подрывает сам фундамент европейских институтов, опять же вне зависимости от исхода нынешних событий.

И как бы Германию (для которой ЕС — это инструмент её собственного глобального доминирования) ни раздражала эта ситуация, ей придётся так или иначе её принять. Как минимум потому, что уже окончательно очевидно — Brexit состоится.

Естественно, Brexit является тяжёлым бременем для Германии и германо-британских отношений, которые значительно осложнились, так как именно в председательство Германии в ЕС во второй половине 2020 года произошёл окончательный провал переговоров по сделке.

По большому счёту, теперь их придётся восстанавливать. В любом случае придётся.

Политика должна смотреть в будущее дальше, чем к тому располагает актуальная проблематика. Впрочем, пока этого не происходит. И в Берлине, и в Лондоне разочарование и взаимное недоверие.

Тем не менее, импульсы для позитивного развития ситуации из ситуации Brexit могут быть даны в любой момент, и все этого ждут. Немецко-британские отношения глубоко укоренились в обществе: между двумя странами существует множество тесных связей через политику, бизнес, футбол, музыку или искусство. И так или иначе, эти тесные отношения будут определять ситуацию в ближайшие месяцы и годы.

Политическая разрядка между двумя странами более чем возможна, в том числе и технически.

В отличие от франко-германских отношений, здесь даже не понадобится создавать новые учреждения и институты, созывать форумы или серии конференций. Вместо этого многие в Берлине призывают применять по отношению к Соединённому Королевству лишь общий прагматизм и склонность к предельной конкретике.

И такой подход очень быстро позволит быстро и без претензий налаживать связи с сегодняшней Великобританией лучше, чем снова пытаться заключить её в институциональные рамки, в которые она совершенно очевидно идти не желает и готова отстаивать это нежелание даже высокой ценой.

Великобритания — не классическая «третья страна»

Конечно, во внутренней европейской внешней политике Германии по-прежнему будут доминировать её отношения с 26 государствами-членами ЕС, ассоциированными странами и странами-кандидатами.

Великобритания выпадает из этой логики в обозримом будущем, но она слишком велика, слишком близка и слишком тесно связана с Германией, чтобы её можно было отнести к классической категории «третьих стран».

Несмотря на всю европейскую боль по поводу Brexit, уже окончательно пришло время поставить двусторонние отношения между Германией и Соединённым Королевством на новую основу, что понятно всем.

Первой политической отправной точкой здесь могло бы стать учреждение должности уполномоченного по германо-британским отношениям, чтобы создать узел в сети связей, которые необходимо объединить.

Разумеется, процесс не будет простым, в том числе и с учётом внутренних противоречий.

При перезапуске отношений следует чётко учитывать отношения со всей Великобританией, а не только с Англией. В Шотландии, Северной Ирландии и даже в чисто английских мегаполисах, таких как большой Лондон и Кардифф, царит совершенно другой взгляд на Brexit — это либо области, имеющие собственный национальный интерес, либо космополитические территории, уже давно существующие обособленным мирком с иными приоритетами.

Эти «европейцы в глубине души» очевидно нуждаются в особом отношении со стороны Берлина. В том числе и на уровне общественных связей: встреч спортивных клубов или культурных групп, молодёжных обменов или других проявлений дипломатии иного уровня.

Положительным аспектом для такой «перезагрузки» является то, что, хотя в немецком Бундестаге по-прежнему существует большое непонимание решения Великобритании о выходе из ЕС (а немало депутатов и вовсе продолжают надеяться на волшебное исчезновение Брексита), но в целом желание к обострению и дальнейшему взвинчиванию конфронтации отсутствует. Как, впрочем, и в Британии, где уже давно горят желанием начать решать вопросы напрямую.

Формат Кёнигсвинтера

Городок в Рейнской области под названием Кёнигсвинтер (Королевская зима) уже несколько лет является полуофициальной площадкой для прямого межгосударственного общения двух стран.

В нём ежегодно собираются конференции, представляющие собой в значительной степени уникальный формат диалога, когда члены парламента, журналисты, представители бизнеса, пожилые государственные деятели запираются на несколько дней для обсуждения целого спектра вопросов. Этот формат может стать своего рода аналогом Мюнхенской конференции по безопасности для германо-британских отношений.

Между двумя странами уже сейчас есть множество тем, которые можно использовать для сотрудничества даже в нынешний тяжёлый переходный период с его сложными торговыми отношениями. Германия и Великобритания сталкиваются со множеством общих проблем и по-прежнему нуждаются друг в друге, даже если они больше не являются частью ЕС вместе.

Нет сомнений, что, несмотря на нынешнее весьма тяжёлое положение, отношения между двумя странами наладятся и восстановятся. И, полагаю, с другими государствами старого континента ситуация будет той же.

Но вот только происходить это всё будет с одной серьёзной оговоркой: Евросоюза в данных отношениях уже не будет. А если и будет, то минимально. Он в них просто является излишним.

И я, конечно, воздержусь от глобальных прогнозов, но европейскому единству это в любом случае не пойдёт на пользу в принципе. Слишком многие силы в Европе очень внимательно наблюдают за ситуацией. И, сдаётся мне, что «институты объединения» в ней уже слишком очевидно выглядят как самое слабое звено. Или, как минимум, самое ненужное.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора