Аутсайдеры еще на шестнадцать лет

Людмила Кравченко Русранд 25.06.2020 12:37 | Экономика 74

Голосование первого июля, хотя его исход предрешен, в том числе ставит вопрос о будущем устройстве страны: оставаться ли России на рельсах пресловутой стабильности, а точнее застоя и медленной деградации, или же делать выбор в пользу нового направления, отказываясь от обнуления. Однако Володин своей речью поставил крест на всякой надежде на честный выбор, заверив народ, что «после Путина будет Путин, будет продолжатель всего того, что он сейчас сделал и создал».

Для россиян это означает сохранение политики сокращения помощи государства, перевод образования и здравоохранения на рельсы финансирования за счет потребителей услуг, усугубление кризисных явлений в экономике, включая низкий экономический рост, падение доходов граждан, рост безработицы, массовое закрытие всех видов бизнеса, вне зависимости от его размера, стагнирование остатков промышленных предприятий, нескончаемый экспорт энергоресурсов, но уже за меньшие деньги и прочие прелести нашей путинской «стабильности».

Пока весь мир использует кризис и пандемию с целью технологической трансформации, российское руководство придерживается курса, взятого еще в 2000-е годы, напрочь игнорируя изменения мира. Это еще больше усугубляет технологический разрыв, превращая Россию в мирового аутсайдера на рынке высоких технологий. Как бы долго нам не твердили о стабильности, нужно понимать, что развитие возможно не на основе стабильности, а через скачки и рывки, которых страна не видела несколько десятков лет.

Во главе страны стоят люди с инертным мышлением, привыкшие жить категориями 90-х, неисполнительные исполнители, без всякой инициативы, не готовые даже признавать свои ошибки во имя прогресса. Вспомнить достаточно спор между Илоном Маском и Рогозиным. Пока Маск справедливо отмечал, что российские ракеты одноразовые, в то время как его в 80% случаев многоразового использования, то есть технически превосходят наши, Рогозин заявил, что все указания были поручены на совещании с президентом РФ. То есть, человек, далекий от космоса, да и от нужд страны, определяет развитие отрасли, в то время как этим должны заниматься целая группа экспертов, изучающая, в том числе, успешный опыт Маска. Иными словами, российский ответ был из серии «сам дурак».

Политическое руководство уже давно показало, что неспособно бороться с кризисом. Вспомним 2008 год, 2014 год, от которого страна до сих пор не отошла, реакцию на пандемию и, наконец, политические решения, которые принимает власть. Я не говорю даже о мерах поддержки граждан, которые скорее можно назвать скромными подачками с барского плеча. Речь идет о других управленческих решениях, как, например, энергетическая политика России. В июне 2020 года в России была принята новая Энергетическая стратегия до 2035 года, которую сложно не то, что прорывной назвать, ее откровенно можно считать устаревшей лет на двадцать с ее пониманием тенденций на энергетическом рынке. Пандемия только ускорила процессы перехода на зеленые технологии, которые в российской стратегии не были даже учтены.

Китай объявил о развитии «новой инфраструктуры», предполагающей инвестиции в семь областей: сети 5G, центры обработки данных, искусственный интеллект, промышленный Интернет вещей, сверхвысокочастотное электропитание, высокоскоростная железнодорожная инфраструктура и зарядка электромобилей. Общая сумма инвестиций, ожидаемая для этих семи направлений, составляет 10 триллионов юаней (1,4 триллиона долларов США) за шестилетний период с 2020 по 2025 гг. Европа после сокращения выбросов благодаря пандемии активнее стала рассматривать вопрос о рынке зеленых облигаций, массово стала поощрять электромобили, развивать велодорожки как альтернативу общественному транспорту, поставив перед собой цель сокращения как выбросов, так и использования углеводородного сырья в своем энергобалансе. Россия же не только не озадачилась вопросом перехода на зеленые технологии, но даже не учитывала того обстоятельства, то спрос на углеводород будеть падать. Напротив, в стратегии основной акцент приходится именно на увеличение добычи нефти, газа и угля.

Посмотрим на основные выдержки из стратегии, которые будут определять будущую модель экономики России:

«Укрепление и сохранение позиций Российской Федерации в мировой энергетике, как минимум, на период до 2035 года».

Иными словами, экспорт нефти и газа.

«Оптимизация пространственного размещения энергетической инфраструктуры, в рамках которой в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке и в Арктической зоне Российской Федерации сформируются нефтегазовые минерально-сырьевые центры, нефтегазохимические комплексы, расширится инфраструктура транспортировки энергетических ресурсов, Российская Федерация станет ведущим игроком на рынках Азиатско-Тихоокеанского региона».

Использование транзитного потенциала и развитие трубопроводов с целью поставки в новые зарубежные регионы.

«Обеспечение стабильного, при благоприятных условиях растущего уровня добычи нефти».

При такой задаче стоит забыть об уходе от сырьевой модели экономики.

«Развитие производства и потребления сжиженного природного газа, вхождение Российской Федерации в среднесрочной перспективе в число мировых лидеров по его производству и экспорту».

Россия планирует увеличить поставки газа, строить будут не только трубопроводы, но и мощности для поставки сжиженного газа в танкерах.

«Решение задач газовой отрасли потребует поддержания добычи газа в период до 2024 года в диапазоне 795 — 820 млрд. куб. метров, а в период до 2035 года — в диапазоне 860 — 1000 млрд. куб. метров».

Рост добычи газа.

«Создание на полуострове Ямал и Гыданском полуострове кластера по производству сжиженного природного газа; создание в Арктической зоне Российской Федерации специализированных центров (хабов) по перевалке, хранению и торговле сжиженным природным газом, реализация проектов строительства терминалов на Камчатке и в г. Мурманске».

Речь идет о том же самом росте поставок газа.

«Решение задач угольной отрасли с учетом возможного увеличения доли Российской Федерации на мировом угольном рынке потребует увеличения объемов добычи угля в период до 2024 года в диапазоне 448 — 530 млн. тонн, а в период до 2035 года — в диапазоне 485-668 млн. тонн».

Рост добычи угля, от которого во всем мире напротив планомерно отказываются, уменьшая объем импорта.

«Формирование нефтегазовых минерально-сырьевых центров в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке и в Арктической зоне Российской Федерации, обеспечивающих в том числе освоение континентального шельфа Российской Федерации в пределах Баренцева, Карского, Печорского и Охотского морей».

В самой стратегии нет задач по выходу в лидеры на рынке альтернативной энергетики, да и о потенциале России сказано совсем немного, видно, что в структуре энергобаланса она не играет особой роли. Все, что сказано о задачах энергетики, основанной на использовании возобновляемых источников энергии — это «повышение эффективности энергоснабжения удаленных и изолированных территорий на основе использования возобновляемых источников энергии». И это в то время, пока в мире альтернативная энергетика набирает обороты, а углеводород обесценивается.

Итак, что же показало принятие новой, а фактически старой Энергетической стратегии?

1. Сырьевая модель — это всерьез и надолго, а точнее, это единственная модель экономики, которую может предложить действующий президент и его команда. При этом основной источник доходов — это экспорт нефти и газа, как много бы о высоких технологиях они бы не говорили.

2. Недальновидность политического руководства, отсутствие стратегического мышления, когда не учитываются даже мировые тенденции при выработке собственных стратегических документов, завязанных на мировых акторов.

3. Инерционность политического мышления, что ставит крест на российских перспективах, закрепляя за страной положение аутсайдера в сфере технологического развития.

4. Политическое руководство вновь упускает исторический момент для развития страны, отказываясь от анализа происходящих тенденций и прогнозирования трендов постпандемийного мира, сосредоточившись исключительно на задачах своего выживания посредством корректировки основного закона государства.

А значит, впереди у России еще шестнадцать лет застоя, деградации и разрухи, или… Или мирная и законная революция и спасение и переустройство нашей Родины!

Людмила Кравченко


Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю