АРХИВ. Югославия — беда моя

Владимир Максимов 27.03.2020 14:54 | История 54

Не дай бог, но вполне возможно, что наши потомки будут обозначать новое летосчисление с 11 апреля 1994 года. В этот день НАТО, а по сути дела американская администрация, под рев атакующих «фантомов» откровенно определила цели и средства провозглашенного ею установления Нового порядка на нашей грешной земле.

Еще два года назад, когда югославская трагедия только-только начиналась, я в письме президенту Ельцину пытался предостеречь его от бездумного дрейфа в фарватере западной политики. Позволю себе процитировать это письмо целиком:

«Уважаемый Борис Николаевич! В связи с дипломатическим признанием Россией Республики Македония, мне, как человеку кровно озабоченному судьбами родной страны, хотелось бы узнать непосредственно от Вас: какие геополитические, экономические или территориальные интересы вынудили Ваше правительство пренебречь дружбой одного исторического союзника — Югославии и ничем ранее не омраченными взаимоотношениями с другим — Грецией ради легитимации этого вымороченного и никогда в прошлом не существовавшего государства? Я обращаю Ваше внимание на этот акт отечественной дипломатии, ибо в целом ряду подобного рода ее самоубийственных зигзагов этот представляется мне особенно вопиющим. Неужели в самом, хотя и похвальном, но весьма сомнительном в сложившейся ситуации стремлении срочно влиться в семью «цивилизованных» народов, мы ослепли до такой степени, будто не видим, что этим мы сами создаем прецедент для завтрашнего признания со стороны этих народов всех суверенитетов внутри самой России? Неужели мы также потеряли чувство самосохранения в такой мере, будто не догадываемся, что «цивилизованный» Запад проводит сегодня в Югославии репетицию завтрашней драмы России? Неужели благосклонный кивок дяди Буша или дяди Коля для нас дороже судьбы собственного государства? К счастью для Вашего министра иностранных дел, он может выбрать себе родину, а у нас с Вами, многоуважаемый Борис Николаевич, к сожалению, она одна. И, как поется издавна, «другой не будет никогда». Призываю Вас вспомнить об этом.
С уважением Владимир Максимов».

Разумеется, вопросы, заданные мною в этом письме, носили чисто риторический характер, ибо я прекрасно понимал, что людей, добровольно разваливающих собственную страну, судьба чьей-либо другой национальной целостности волнует менее всего.

Поэтому в данном случае и будущее македонской независимости им было, как нынче у нас в России выражаются, до лампочки. Все обстояло гораздо проще и циничнее: они спешили услужливо выполнять политический заказ своих западных хозяев: создать прецедент такого признания. Самим заказчикам, не желавшим в связи с твердой позицией Греции в этом вопросе обременять себя излишними проблемами внутри НАТО, сделать такой шаг представлялось крайне затруднительным. Тут-то им и сгодились ельцинской выучки российские мальчики на побегушках.

Никакого ответа я, естественно, не получил, хотя знаю из достоверных источников, что письмо было доставлено и положено на стол адресату. Впрочем, на ответ я и не рассчитывал, посылая его только с тем, чтобы напомнить власть имущим в России, что нет ничего тайного, не ставшего бы в конце концов явным, и что за преступления перед законом и совестью рано или поздно придется отвечать.

Сегодня эта политическая «команда» правительства национальной измены усиленно изображает возмущение натовскими бомбежками в Боснии, хотя, как говорится, и ежу понятно, что за этими жалкими пофыркиваниями не кроется ничего, кроме бессильной обиды нерасторопного лакея, униженного рассерженным барином на глазах у всей другой европейской дворни.

Отныне этот барин раз и навсегда откровенно дает понять своей восточноевропейской и российской прислуге, что У него нет ни времени, ни желания вдумываться в ее кухонные переживания, что воля его теперь для них — закон и что впредь единственно возможное место ее — в передней. Все его распоряжения, озвученные голосами Клинтона, Кинкеля, Жюпе и ряда прочих нынешних законодателей Нового порядка в мире, при всей их дипломатической изощренности сводятся к одному незамысловатому постулату: «Бомбили и будем бомбить».

Судя по всему, первый из них — лихой арканзасский ковбой, в перерыве между любовными приключениями и игрой на саксофоне так и не одолел университетского курса по истории. Иначе бы он не забыл, чем кончились все поползновения установить на земле Новый порядок от Чингисхана до Гитлера,  причем, конечно же, каждый из них при этом считал свой «порядок» наиболее оптимальным для страждущего человечества.

Хотя что ж с него спрашивать, если его германского союзника—боннского Джеймса Бонда, выплывшего вдруг в дипломатию, — ничему не научила даже история собственной страны, когда отборнейшие дивизии вермахта захлебнулись в сербских горах собственной кровью, а его тогдашний предшественник на нынешнем посту кончил свои дни на нюрнбергской виселице.

Что же касается французского д’ Артаньяна в этой мушкетерской троице, то его печальный пример только лишний раз подтверждает мое давнее, основанное на горьком личном опыте убеждение в том, что великому де Голлю так и не удалось научить своих последователей думать собственной головой.

Впрочем, дирижер, который управляет этим дружным оркестром, в свое время уже разыграл предложенную сегодня партитуру в так называемом «третьем мире» и намеревается теперь повторить этот успех под благодатным небом посткоммунистических территорий по классической схеме «разделяй и властвуй». Разыграв беспроигрышную карту тотальной суверенизации и навязав при этом бывшим колониям административные границы в качестве государственных, этот вездесущий маэстро обрек их на перманентную междоусобицу, под кровавый шумок которой Запад вот уже почти полвека алчно выкачивает оттуда людские и природные ресурсы. Так что раблезианское, но весьма шаткое благополучие западной цивилизации с ее менее чем миллиардным населением, потребляющим более шестидесяти (60!) процентов этих ресурсов, покоится на известном грабительском принципе: мое — мое и твое — мое. Согласитесь, не нужно быть большим математиком, чтобы с помощью четырех правил арифметики определить, какие же жалкие крохи остаются после этого на пять с лишним миллиардов остального человечества.
Только вот долго ли эти самые обездоленные миллиарды будут терпеть такой бессовестный грабеж, — над этим новоявленным «хозяевам мира» следовало бы задуматься.

Но вместо этого они теперь взялись за нас с вами, и Югославия для них лишь первый полигон, на котором они отрабатывают очередную модель глобального перераспределения. Поэтому, защищая сегодня Югославию, мы защищаем не какие-то осмеиваемые нынче нашими доморощенными западниками славянские или религиозные ценности, что само по себе тоже немаловажно, а прежде всего самих себя и будущее своих детей.

Падет Югославия, наступит наша очередь. Напрасно националисты в бывших советских республиках тешат себя наивной уверенностью, что «цивилизованный» Запад так уж озабочен их суверенитетом. Уверяю вас, Западу глубоко наплевать как на них самих, так и на их независимость. Запад озабочен лишь тем, чтобы, поманивая нас прелестями рыночного счастья, держать нас всех в состоянии вечной политической вражды и завистливой ревности. Тем легче мы сделаемся для него покорной и лакомой добычей.

Предмостные укрепления уже взяты: Восточная и Центральная Европа практически втянуты в орбиту НАТО. Сигнальные костры вовсю полыхают в Таджикистане, Карабахе, Грузии и на Северном Кавказе. Хворост для других активно сушится на Украине, в Татарии и Прибалтике. Остается лишь бросить в них спичку, а с этим продуктом, как известно, на благополучном Западе дефицита нет. Неужели мы так ослепли от взаимной ненависти, что не в состоянии открыто посмотреть в глаза столь грозной реальности? Неужели мы и впрямь обречены на неонами спланированное самоубийство?

Тем не менее я убежден, что в нашем подлунном мире существует закон Божественного равновесия и горе тому, кто посягнет на его онтологические основы! Любое человеческое сообщество, как и каждый человек в отдельности, не может проглотить больше, чем в состоянии усвоить его организм. Тотальное пресыщение ведет к смертельному удушью или к столь же смертельной энтропии. Это испытали на себе все завоеватели, о которых я поминал выше. Поэтому в заключение мне хотелось бы предостеречь нынешних архитекторов Нового мирового порядка от чрезмерного аппетита: — Осторожно, подавитесь!

1994

Сейчас на главной
Статьи по теме