​МАНЬЯК УЛЫБЧИВ В КЛЕТКЕ…

Александр Леонидов 15.08.2019 13:59 | Альтернативное мнение 149

Многие люди не понимают истоков и природы жесточайшего и массового либерального террора. Кажется странным, что либералы, начиная возню с мягкотелыми и дряблыми режимами, вначале мелочно протоколируют каждую ссадину придурка на митинге, а потом – весьма широким жестом расстреливают из танков города и вырезают целые народы. Почему снова и снова либеральный террор приобретает характер столь широкий и глубокий? И почему в нём не просто «двойное дно», а некая почти бесконечность между донышками двойной морали? Ведь и сегодня многие наивные, особенно молодёжь, не хотят понимать связи между «борьбой за свободу» и последующим массовым террором. Такая связь не кажется им закономерной: приводимые примеры из истории им кажутся случайностью, совпадением. Мол, «после этого – не значит, вследствие этого»…

С потрясающим, беспредельным цинизмом известная украинская «правозащитница», координатор организации «Евромайдан-SOS» и руководитель «Центра гражданских свобод» на Украине Александра Матвийчук пишет в наши дни о «полицейском беспределе» в Москве, где либералы пободались с правозащитниками.

Александре хотелось крови – ан крови-то и нет. По крупицам собирая крошки, которые могли бы сойти за произвол властей, липовая «правозащитница» наскребла лишь несколько фактов:

— кривляющиеся фото куда-то волочимых безумцев, сломаную ногу «случайному прохожему» во время утренней пробежки (силовики его догоняли – думали, что он убегает от них), некое «нападение на велосипедиста» и знаменитый, всем уже уши протёрший в РФ «удар в живот девушки», которая теперь судится за свои попранные права[1].

И это всё?! Весь кровавый режим?!

Даже в микроскоп не разглядеть этих «леденящих душу жертв» на фоне десятков тысяч убитых карателями и сотен тысяч репрессированных, с пытками и костоломством, на фоне заживо сожжёных на Украине, где «евромайдан» победил!

Какая удивительная способность – видеть в чужом глазу соринку, не замечая штабеля брёвен в собственном!

«Поражают и масштабы репрессий» — пишет циничная дура. «В отличие от Украины, в России для проведения митинга надо получить разрешение от местной власти».

И это пишет гражданка страны, в которой за выходы на митинги протеста против власти майдаунов города сравнивали с землёй тяжёлой артиллерией, жгли фосфорными бомбами! В таком случае (моментальное избиение и убийство несогласных) конечно, никакого разрешения местных властей на митинг не требуется: кто ж пойдёт несогласованно митинговать, при таком раскладе?!

+++

Прикрываясь обещаниями и надеждами масс, освободительная идеология либералов всегда сбывается с точностью до наоборот. Янукович и его сатрапы, конечно, не образец добродетели, но при нём не было даже тени такого лютого террора, который развернулся после его свержения.

А как быть с Ираком, который «освободили» ещё в 2003 году? Свержение «тирана» Саддама погрузило страну в хаос, в котором погибли около миллиона человек. Христианское население страны уничтожено в рамках геноцида. Вот вам «освобождение» — а вот его плоды. Вкусно?

В 2011-м году «добрые» экспортёры мировой революции (теперь банановой) под теми же лозунгами и в рамках той же идеологии либерализации свергли Каддафи. Страна погрузилась в «свободу» кровавого хаоса, по сути, прекратила существовать, в ней стали открыто функционировать рынки рабов.

В условиях информационной прозрачности, порожденной интернетом, нельзя уже скрыть масштабов и жестокости либерального террора. Но молодёжь вновь кормят надеждами, что уж их-то очередное выступление «освободителей» — в корне новое и никак не связано с предыдущими. Майдан, конечно, смерть и ужас, но ведь у нас в Москве не Майдан! А что тогда у вас?

Главный же вопрос – почему так получается? Почему такая пафосная в оппозиции либеральная тусовка оказывается такой жестокой и кровожадной во власти? И раз за разом?

+++

«Без теории нам смерть» — говорил товарищ Сталин, и как в воду глядел. Нельзя списывать новые и новые рецидивы массового террора либеральных революционеров на случайности и порочность отдельно-взятых порошенок.

Здесь есть определённая закономерность обществознания, которую нужно раскрыть. Давайте попробуем раскрыть её!

+++

Осознанные поступки человека потому и называются осознанными, что за ними стоит мысль.

Мысль же, в свою очередь, не возникает просто так: она опирается на строение психологии, картину мира в голове, обосновывает свою конкретику в человеческих убеждениях. Человек убил – потому что сперва подумал, что нужно убить. А подумал он так (вспоминаются персонажи Ф.Достоевского) – потому что его картина мира делает убийство и допустимым, и правильным поступком. Речь, конечно, не идёт об убийствах по неосторожности, когда намерения не было.

В случае умышленных убийств, включая и массовые геноциды – действию предшествует планирование, а планированию – убеждение.

Хотя либералам противостоят самые разные люди – по какой-то (выясняемой нами) причине поступки либералов всегда более жестокие и циничные, чем у противостоящей им стороны. Причём на порядок более жестокие!

Скажем, путинцы кому-то сломали ногу – «антипутинцы» сожгли сотню человек, заперев их в здании. Путинский вояка стукнул девушку в живот – «антипутинские» активисты под запись, с душераздирающими криками, насмерть удавили беременную женщину… Путинцы арестовали тысячу каких-то бунтарей, «антипутинцы» официально (гордясь собой) убили в Донбассе 13 тысяч мирных жителей… (по сути своей они не такие уж и антипутинцы, только действуют иначе, но сейчас не об этом речь — ред.НЖ).

Когда политические деятели Евромайдана в феврале 2014-го года обсуждали судьбу протестов в Крыму, предводитель банды отморозков «Свобода» (организация запрещена в РФ) маньяк О. Тягнибок весело прогнозировал:

-«Как это – нас не примут? Умоются кровью и все поймут». А потом предложил политических оппонентов в Крыму «сломать как веник»[2]. Нынешний мэр Киева Виталий Кличко предложил поступить с Крымом «еще жестче, чем с Киевом».

Трудно, согласитесь, представить себе Януковича, который такое говорил бы про Львов!

Но в чём исходная база постоянной, и при этой запредельной жестокости либералов?

+++

Существуют в мире два глобальных психологических тренда, так или иначе влияющие на всех: ресоветизация и десоветизация. Одни хотят преодолеть последствия распада соцлагеря, другие – углубить эти последствия.

Думаю, никто не станет спорить, что либеральные революционеры, члены «оранжевого интернационала», активные антисоветчики и десоветизаторы. Десоветизация – их главная жизненная миссия, в чём они сами же и признаются охотно.

Но что стоит за трендами? Почему одним хочется «назад», а другим – «вперёд до упора»? Ведь не возникают же устойчивые человеческие предпочтения просто так, они же базируются на картине мира в голове!

Разгадку мы найдём в базовых психотипах, каких как:

— Достигаторы и обустроители.

Безотносительно США или России, вообще исторической конкретики, что это за люди? Это (говорю как социопатолог) – два фундаментальных психосклада человеческой натуры.

+++

Обустроитель, как ясно уже из его обозначения, настроен обустроить жизнь вокруг себя.

Когда у него под боком происходит кошмар и хаос, это ему не нравится. Даже в том случае, если это лично его не касается. Обустроителю не нравится еврейский погром – даже если он сам не еврей «ни разу». Потому что погром означает необустроенность жизни, конфликт, кризис, острый угол – а обустроитель хочет примирить конфликты, избежать кризисов, сгладить острые углы.

Даже эгоист из числа обустроителей эгоизм трактует в духе Чернышевского (см. «разумный эгоизм»): мол, если у всех всё будет хорошо, то и мне спокойнее…

Самое главное, фундаментальное в психоскладе обустроителя, пытающегося так или иначе обустроить жизнь: он понимает и принимает интересы других людей. Видит в них не врагов, не конкурентов и соперников, а соседей и себе подобных существ. На заре времён обустроители сказали: «не желай другому того, чего не желаешь себе». Только так можно обустроить жизнь ко всеобщему спокойствию. Не желаешь себе нищеты – так и другого не разоряй. Не желаешь своим детям неграмотности – так и чужим не желай. И т.п.

Обустройство жизни на началах согласия и примирения неразрывно связано в европейской истории с христианством а потом с социализмом в СССР. Оттого конфликт христианства с социализмом мы рассматриваем как трагическую гримасу истории, имеющую очень и очень негативные последствия для всего обустройства жизни на началах смирения и добродетели.

А вот симпатии и ностальгия всех обустроителей к социализму и воцерковлению – ничуть не гримаса, а естественный ход мысли, логическая неизбежность для того, кто хочет обустраивать жизнь, а не ломать её под себя об колено.

Уровень симпатии и ностальгии у разных обустроителей разный. Но они есть у всех. Это отличительный маркер стремления обустроить жизнь. Да, человек грешен сам по себе, и тем более грешен высокопоставленный чиновник. Последней рубашки бедному он, конечно же, не отдаст, и трапезы с нищим не разделит. Но как он рассуждает?

Вообразите эдакого помещика, современного Обломова, который любит хорошо пожить, сладко покушать, любит отдых и удовольствия, не слишком энергичен и деятелен, и при этом – абстрактно-добр. Он рассуждает примерно так:

-Вот я помещик, живу в поместье… А мимо ходит уборщица тётя Маня, и дела у неё совсем плохи… Ну, конечно, поместья моего уровня я ей не обеспечу, но какую-нибудь мармеладку или пряничек, чтобы чай не впустую пила, могу… Мне копейки, а ей удовольствие…

Ленивый обустроитель тяготеет к дешёвому добру. На крест он распинаться не пойдёт, но какую-то не слишком затратную для него форму добра, жалует.

Посыл, ясный в социал-дарвинизме, о том, что доброта портит человеческую породу, доброта делает слабым своего творца и живым – выбракованного отбором нежизнеспособного получателя – обустроителю чужд.

Обустроитель чужд садизма. Ему не интересны страдания окружающих ради самих страданий – даже если в лихую пору приватизации он и обогащался на чужих страданиях и горе. Но там-то был корыстный мотив, а зачем сейчас унижать и выгонять из каморки уборщицу тётю Маню? Какое в этом удовольствие?!

Обустроитель во власти стремится прийти к какому-то компромиссу «веротерпимости» и взаимной терпимости. Его пугает невыносимость людей друг для друга, направленная прямо в него ненависть соседа. Обустроитель хочет построить такое общество, в котором «и мне хорошо, и вы не померли».

Этим строительством веками, с переменным успехом, занималась христианская церковь. Затем дело подхватили социалисты разные оттенков красного и розового. Главный мотив: давайте сделаем так, чтобы никто никого не убивал!

Фраза «пусть у всех всё будет хорошо» немножко наивно звучит, но всем обустроителям она греет душу. Если не сейчас, то может быть, завтра-послезавтра, но у всех всё станет хорошо – вот славно-то!

+++

Если есть те, кто сглаживает конфликты, есть и те, кто идёт на их обострение. Достигатор в обществе – это воин среди врагов.

Главная его цель – достигнуть в жизни каких-то личных вершин. Жестокость и зверство достигатор воспринимает или как инструмент самовозвышения, или как (очень важная часть психологии) – тренировочные упражнения для воина-захватчика. Там, где жестокость кажется бессмысленной, ибо не просматривается корыстного мотива – достигаторы видят треннинг, накачку мышц. Как чемпионы идут к победе на Олимпиаде через тысячи разминок и тренировок, так и достигаторы мира капитала учатся быть беспощадными и жестокими на порой совершенно случайных и ничем им не мешающих людях.

Что такое садизм для «либерального реформатора», идущего к личным яхтам и виллам в Майями и Ницце? Это – вроде турника для атлета и гантелей для культуриста.

Общественное спокойствие, стабильность, благотворительное благодушие – не только не являются целью для амбициозного агрессора с комплексом Наполеона, наоборот, они выступают безобразием, отвратительной ситуацией, прямо противопоказанной в социал-дарвинизме. Сильным негде развернуться, слабые, вместо того, чтобы вымирать в естественном отборе – выживают и размножаются…

Достигатор не только не стремится как-то обустроить жизнь, но наоборот, стремится к прямо противоположному: сломать и обострить её.

Резня в пылающих городах, слёзы и стоны поверженных – это для него ступени в его восхождении на пьедестал «списка Форбс». Жизнь коротка и в ней некогда копить понемногу на «красивую жизнь». Эту «красивую жизнь» и завистливое уважение всего мира нужно вырвать с мясом и кровью в бою без правил. А не вырвешь – так погибнешь, «мёртвые сраму не имут». Ведь не вчера сложена притча, в которой жуткие (если задуматься) слова:

Лучше один раз поесть свежего мяса, чем триста лет клевать падаль!

Достигатор так психически сложен, что хочет всего только для себя и любой для окружающих ценой. Нет такого преступления, на которое он не пошёл бы ради 300% прибыли, даже под страхом виселицы. Обустройство жизни окружающих людей кажется достигатору делом нелепым, безумным и напрямую вредным для человеческой породы.

+++

Чтобы лучше понять, вообразите себе обустроителя и достигатора в знакомом нам обществе.

Сидит обустроитель и думает, что ему поручено обустроить жизнь в деревне Кукуевке, значит надо как-то изловчиться, найти для её жителей трактор, чтобы им было легче пахать, обеспечить (ключевое слово обустройства!) этих жителей электричеством, радиоточкой, тетрадками в кукуевской школе, и т.п. Список-то длинный!

Достигатор плевать хотел на деревню Кукуевку и её обитателей. Какого лешего доставать для них трактора и тетрадки? Если им нужно – пусть сами придут и купят. А не покупают – значит, им не нужно. Что значит – «денег у них нет?» Плохо, значит, хотят – не нужно им тракторов и тетрадок, на самом-то деле, раз не удосужились выйти на большую дорогу с кистенём, пару купчиков оглушить…

Обустроитель возделывает вверенную ему Кукуевку, как садовод грядку. Он не спрашивает «зачем мне Кукуевка?», он спрашивает – «зачем я Кукуевке?». В этом он неизбежно оказывается связан с традициями христианской цивилизации и советизма.

Достигатора Кукуевка интересует только если в ней есть какая-то для него пожива. Иного интереса к Кукуевке достигаторы не проявят никогда. Они могут ограбить, сжечь и разорить эту Кукуевку, а могут и забыть о ней (если там брать нечего), так прочно, как будто бы этой Кукуевки никогда и на свете не существовало.

У достигатора два отношения к людям: или разбой, или забвение. Они – или добыча, или ничто. По итогам «десоветизации» и «рыночного реформирования» мы видим самые жуткие и яркие иллюстрации такого двойственного отношения к людям повсеместно…

И это не просто личная чёрствость, жестокость, садизм. Это сидит на идеологии социал-дарвинизма, на его базовых принципах, на его картине мира. Добрый человек, с точки зрения бешеной борьбы за существование, вредит сам себе (потому что подставляется слабым местом), и вредит человечеству в целом, потому что мешает вымиранию «социально-несостоявшихся». Добрый человек в условиях рыночной конкуренции одновременно и глуп и деструктивен: сам погибнет и мир портит, как портят дети зубы сладостями…

+++

В силу особенностей либерального протеста на его пике всегда оказываются наиболее решительные достигаторы, готовые решить проблемы личной карьеры и обогащения любой ценой для окружающих. Поэтому, совершенно естественным путём (никто специально так не подстраивал) в противниках у либералов оказываются разношёрстные обустроители. Все, кто так или иначе, под триколором или красным стягом, каждый по своему, но всё же, инстинктивно, подсознательно, стремится не взорвать жизнь, не мировой пожар раздуть – а обустроить жизнь.

Отсюда всё и идёт.

Обустроитель (кстати, сам про себя он не знает, что он обустроитель, это настроение, а не самоназвание) начиная с подсознательного, рефлекторного уровня стремится сгладить острые углы, достичь компромисса, обустроить всё к взаимному удовольствию.

Обустроитель, кем бы он ни был по партийной принадлежности, не хочет обострять конфликт и никогда не выступает причиной обострения конфликта. Он не поджигатель, а пожарный (иногда неумелый и бестолковый, но всё же). Он хочет потушить пламя. Избежать жертв.

Эта мотивация совершенно чужда для достигатора, который вышел на тропу войны за свой миллиард долларов, и настроен именно разжигать, заострять, «ломать, как веник» и умывать всех кровью.

Мир, согласие и примирение не являются целью социального хищника, он хочет, в его идеале, «всех подмять, всё отнять».

А потому достигатор в рамках либерального путча всё время поднимает ставки и взвинчивает ситуацию. Его не сдерживает угроза распада инфраструктуры и систем жизнеобеспечения, наоборот, для него это инструмент поскорее разжиться на пожаре.

Никаких диалогов и переговоров достигатор вести не желает, все переговоры срывает – потому что ему не о чем разговаривать с пищей. Согласовывать что-то с Януковичем или Донбассом кажется для хищника таким же странным, как согласовывать свои действия с котлетой.


[1] https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/08/14/81603-protesty-v-rossii-chto-proishodit-i-pochemu-dlya-menya-eto-vazhno

[2] Из протокола опроса бывшего руководителя украинских вооруженных сил (ВСУ) Юрия Ильина стало известно, что политические деятели Евромайдана в феврале 2014-го года намеревались жестко подавить недовольство в Крыму, сообщает РИА Новости. Документ был представлен отстраненным адвокатом украинского лидера Виктора Януковича Максимом Герасько. (А в Донбассе не намеревались жёстко подавить недовольство? — ред.НЖ).

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора